Без вины виноватые

Без вины виноватые

Почти шесть лет пытались притянуть за уши вину авиадиспетчеров за катастрофу французского «Фалькона», происшедшую 20 октября 2014 года. Наконец это удалось. Нарисовали новую картину катастрофы и все получилось. На самом деле было все так, водитель снегоуборочной машины отстал от колонны и не заметил, как выехал на взлетную полосу. Снегоуборщик не был замечен, поскольку водитель Мартыненко перед выездом на взлетно-посадочную полосу выключил все светосигнальное оборудование. Водитель в суде не смог внятно пояснить, как он оказался на взлетном пути. Шедший на взлет частный французский самолет задел крылом машину и загорелся. Водитель Мартыненко рассказывает: «Я его практически не видел и не слышал: вокруг техника работает. И даже фонарей не было». Следственный комитет заявил, что Мартыненко был пьян. Однако водитель утверждает, что не пьет совсем: у него больное сердце. Он просто заблудился, как в лесу. А как же связь? Где старший инженер, который командовал колонной из нескольких машин? Заместитель министра транспорта России Валерий Окулов назвал это «обычным раздолбайством. Суд приговорил Владимира Мартыненко к четырем годам колонии общего режима, Владимира Леденева к трем годам колонии общего режима. Сразу после этого судья постановила амнистировать их «в связи с объявлением амнистии в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне».

В день катастрофы в Московской области был сильный туман. Во Внуковском аэропорту не могли приземлиться 18 рейсов. Видимость в тот момент была не больше 350 метров, а от диспетчерского пункта до взлетной полосы, где делала маневр одичавшая машина, целый километр. Но французскому гостю очень захотелось домой. Диспетчера, который раньше находился рядом со взлетной полосой и мог визуально фиксировать, что происходило в этом районе, до этого, ради экономии средств, сократили.

Хорошо, если бы следственная группа взяла за основу дела в качестве свидетельских показаний выступление руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина  на пленарном заседании Совета Федерации. Вот что он рассказал там о своем видении катастрофы во Внуково:

«Горько и больно смотреть на то, что происходит в нашей авиации, перевозящей наших пассажиров. Даже во Внукове взлетают, вы знаете, какие самолеты. В этом пункте управления аппаратура старая, аудиоконтроля и видеоконтроля, который должен быть, там нет».

Я спрашиваю начальника центра: «В чем проблема, почему у вас такое все старое, несовершенное? Посмотрел монитор: глядя на него, не понять, что и как передвигается. Особенно когда кругом туман. Ни визуального, ни телевизионного просмотра». Начальник центра говорит, что им задолжали за аренду. «У нас договорные отношения с аэропортом Внуково, мы не можем купить аппаратуру, у нас нет денег».

Я спрашивал диспетчеров: «А если вы не видите самолета, я ведь утром ехал, тоже был туман, не сумел увидеть взлетающего самолета, и здесь я ничего не понимаю, что вы должны делать?» Они говорят: «А мы не знаем, что мы должны делать». И правильно, даже в инструкции это не написано».

И вот после всех этих откровений через шесть лет следственных поисков определили сроки заключения для  диспетчеров, бывших в тот день на дежурстве. В итоге суд приговорил руководителя полетов Дунаева к 6 годам, диспетчер руления Архипову — к пяти и амнистировал, диспетчер старта Круглова — к 5,5 годам. Должен, кто-то быть виноватым? Не сажать же начальство за сложивший порядок  в аэропорту, которое   сразу после катастрофы  заметил заместитель министра транспорта России Валерий Окулов и назвал «обычным раздолбайством»? Но так уж у нас принято, за все упущения начальства должны отбывать срок подчиненные.

Сейчас все братство авиадиспетчеров  России протестует, доказывает, что их товарищей посадили за решетку незаконно. Мы с Вами друзья!

Предыдущая запись Та самая Васильева — почетный член Академии художеств!
Следующая запись Уволенный пристав имеет право подработать

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *