Декоммунизаторы снова сели в лужу

Декоммунизаторы снова сели в лужу

Россия активно готовится праздновать 9 Мая: уже стыдливо задрапирован фанерками Мавзолей, согласно сложившейся «доброй» путинской традиции. Ещё немножко — и всё будет готово. Но в этом году руководство «Бессмертного полка» (откуда оно взялось? кто его выбирал?) решило продвинуться ещё немножко по пути ползучей декоммунизации, и запретить носить на акции красные советские знамёна и портреты полководцев. Ради некоей «аполитичности» акции.

На сайте «Бессмертного полка» появилось соглашение организаций «Бессмертный полк» и «Бессмертный полк России» о «единых принципах организации и проведения шествия 9 мая», где было сказано:

 

«7. Следует обратить особое внимание на спекулятивное использование рядом политических сил атрибутики военного времени — красных флагов — и портретов военачальников и руководителей страны времен Великой Отечественной войны. Портрет маршала в руках правнуков — это проявление личной памяти, но тиражирование данных символов и портретов, является попыткой приватизации Бессмертного полка, превращения его из общенародного явления в придаток конкретной партии или политического течения.»

 

Тут что ни слово, то перл. Приватизация, говорите? А фактический запрет того самого знамени, под которым была одержана Победа — это что, не приватизация? И если у конкретного бойца или командира Красной Армии не осталось прямых потомков — что же, никто теперь не сможет поднять его портрет? Разрешена только «личная память»?

Мне вспомнился услышанный в детстве эпизод из фронтовой биографии моего деда, майора Красной Армии, который был тогда ещё жив. Он с однополчанами попал в окружение, и они с большим трудом и большими потерями вырвались из него. Но при этом сохранили и вынесли на себе все боевые знамёна. Это имело очень большое значение: воинские части были сохранены, и отношение к вышедшим из окружения было самое уважительное, как к героям. Меня это поразило: я наивно полагал, что в век танков и самолётов знамёна на войне не играют уже никакой роли. Это давно, в средние века, они что-то значили. И вдруг выяснилось, что всё совсем не так… Тогда, в младшем школьном возрасте, это было для меня открытием. Но взрослым-то людям известно, что воинская часть, утратившая знамя, подлежала в войну и подлежит сейчас расформированию. У тех, кто воевал за СССР в 1941-1945 годах, боевое знамя было красным. Если оно теперь утрачено, утеряно — то весь «Бессмертный полк» полагается расформировать!

Впрочем, через некоторое время, увидев общественную реакцию, которая была возмущённой, господа декоммунизаторы из «Бессмертного полка» малость охолонули, и поспешили отыграть назад. Опубликованы новые «разъяснения» руководства движения о том, что флага Победы запреты не касаются. А вот портрету царя Николая II рады не будут, он неуместен, так как царь – не участник Великой Отечественной. Не запрещены и портреты полководцев Великой Отечественной, хотя разъяснение касательно них довольно двусмысленное:

«Что касается Сталина, то здесь речь о том, что Сталин тоже участник ВОВ и был Верховным главнокомандующим, поэтому он вполне тоже может идти в этом полку. Но есть определенная часть населения, которая считает, что он недостоин идти, что он породил репрессии, и тд. Поэтому разговоры про портрет Сталина – это всё вопрос относительный. Даже портрет Брежнева, его родные и близкие могут пойти с ним. «Брежнев Леонид Ильич – участник ВОВ, воевал на «Малой земле». Мы это прекрасно знаем». (Из разъяснений одной из сопредседателей движения Елены Цунаевой).

В чём здесь двусмысленность? Что по-прежнему остаётся под вопросом, может ли портреты полководцев, хоть того же Брежнева, Сталина или Жукова, нести любой желающий человек, или же только их «родные и близкие». Таким образом, поле для дальнейшей борьбы за и против декоммунизации «Бессмертного полка» остаётся открытым. Но рассчитывать на иное было наивно. Такая массовая акция неизбежно была, есть и будет широким полем борьбы за декоммунизацию.

В то же время эта маленькая победа тоже ценна. Она показывает, что пока что российские декоммунизаторы не готовы действовать такими же топорными и нахрапистыми методами, как их украинские собратья. На Украине, как известно, решено было принципиально не учитывать мнение местного населения при переименовании городов, областей, улиц, сносе памятников и т.д. В России пока что в области символики публичные атаки декоммунизаторов общественности удаётся раз за разом отбивать: так было с пресловутой мемориальной доской маршала Маннергейма в Ленинграде, с доской Колчака, с переименованием станции метро «Войковская» в Москве и города Тутаев (хотя в последнем случае за это переименование проголосовала даже Государственная Дума). Вот теперь и со знаменем Победы декоммунизаторам пришлось поспешно брать свои слова назад.

Однако надо заметить, что гораздо хуже обстоит дело с декоммунизацией в социальной и экономической областях: главным поражением прошлого года тут была, конечно, пенсионная реформа, по которой каждого будущего пенсионера обобрали в среднем почти на миллион рублей. Заметим, что в этом случае декоммунизаторы, почти как на Украине, наплевали на общественное мнение и поступили по-своему. И заводы и фабрики, построенные в СССР, преспокойно закрывали тысячами (экономическая декоммунизация) и продолжают закрывать.

 

Вот такой непростой баланс побед и поражений складывается: небольшие победы в символической области (что тоже неплохо) и при этом огромные поражения в области социальных и экономических достижений СССР… Какой отсюда можно сделать вывод? Что пока отпор декоммунизаторам в этих областях, увы, недостаточен. Но ведь рано или поздно этот процесс неизбежно будет остановлен (хотя бы потому, что декоммунизировать станет уже нечего)… Только лучше не дожидаться этого последнего края.

Предыдущая запись Оператор «Северного потока – 2» объяснил, чем для ЕС грозит затягивание запуска проекта
Следующая запись В Калининградской области найден уникальный янтарный самородок весом более 1 кг

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *