Диалога с обществом нет, есть лишь хамство в отношении сомневающихся

Диалога с обществом нет, есть лишь хамство в отношении сомневающихся

Депутат московской городской думы от КПРФ Екатерина Енгалычева получила широкую известность минувшей осенью после того, как дважды была оштрафована судом на сотни тысяч рублей за некие нарушения при проведении акций протеста против результатов электронного голосования в Государственную Думу. А в конце ноября на своей странице в Инстаграм она сформулировала 10 вопросов главврачам ковидных больниц, ответы на которые интересуют не только её, а самую широкую часть нашего общества. Пост, набравший за неделю около 40 тысяч «лайков», активно расходится и в других социальных сетях.

 

Вопросы важные и, на мой взгляд, должны быть обращены также к главным санитарным врачам российских регионов, потому что именно они издают постановления о порядке проведения вакцинации. Конечно, следует их адресовать и представителям всех ветвей власти, что проводят и ужесточают политику иммунизации населения.

 

Сразу поясню: как и Екатерина Енгалычева, противником вакцинации я не являюсь, привит в детстве всеми прививками, ни я, ни моя семья не отказывались ни от одной. Лично я благодарен учёным и медикам, чьи открытия, порою сопряженные с самоотверженностью на уровне героизма, позволили избежать заболеваний корью, дифтерией, столбняком, полиомиелитом, тифом, оспой и прочей страшной заразой. Прививаюсь и от гриппа, прошёл вакцинацию против ковид-19.

 

Однако вслед за депутатом мне хотелось бы знать, почему, рекламируя вакцины, людям сначала пообещали иммунитет пожизненный, потом на два года, потом на год, потом на полгода, а теперь говорят, мол, они защищают разве что от тяжелого течения болезни?

 

Чем больше людей вокруг прививается, тем более очевидным становится факт, что вакцинированные от коронавирусной инфекции этой инфекцией продолжают болеть. Причём, в кругу знакомых встречаются те, кто, несмотря на пройденную вакцинацию, болеет довольно тяжело. К счастью, в моём окружении не случалось летальных исходов, но часть знакомых утверждает, что порою вакцины вызывают серьёзные побочные явления, а сама по себе вакцинация вовсе не гарантирует стопроцентное выздоравливание. СМИ публикуют информацию о смерти от ковида известных персон (например, как актёр Гаркалин), которые были вакцинированы.

 

Поэтому вполне уместны вопросы: какое количество летальных случаев и иных побочных явлений зафиксировано вследствие вакцинации от ковида; действительно ли любая вакцина, повышая резистентность (устойчивость) организма к конкретному заболеванию, снижает резистентность ко всем остальным, делая человека уязвимым к иным вирусам; правда ли, что в результате вакцинации были зафиксированы случаи смерти от инфарктов, инсультов, тромбообразования, стремительно развившейся онкологии? Каков процент заболевших (тяжело заболевших) коронавирусной инфекцией, несмотря на прохождение вакцинации? Отсутствие информации порождает бесконечные слухи.

 

Государство, к институтам которого граждане не испытывают большого доверия, в борьбе с новым вирусом опять заняло какую-то сомнительную, лицемерную позицию. Вакцинация не объявлена обязательной, якобы добровольна. При этом на работодателей в большинстве сфер возложена обязанность отстранения от работы сотрудников, не прошедших вакцинацию. Учитывая среднедушевые доходы работников, понятно, что остаться многим из них без зарплаты даже на месяц смерти подобно. Люди просто вынуждены подписывать «добровольные» согласия за непредсказуемые последствия. Система QR-кодов вообще превратит противников прививки в изгоев.

 

Между тем жизненные случаи бывают разные. Например, моя знакомая, женщина средних лет, отказывается от вакцинации, так как лет 10 назад другая прививка вызвала такую реакцию её организма, что жизнь висела на волоске. Екатерина Енгалычева приводит следующие пример: «В 52-й (московской) больнице умерла привитая от ковида Ивлиева М.Ф., зав.кафедры МГУ, молодая женщина, у которой осталась несовершеннолетняя дочка. Науке, прогрессу, «красным зонам» она верила, привилась. Писала об этом, агитировала вакцинироваться и спорила со скептиками. После вакцинации продолжала носить не маску даже, а респиратор, заблаговременно консультировалась с лечащим врачом о ревакцинации, но, спустя лишь ровно 5 месяцев, она заболела ковидом, была госпитализирована с поражением легких. После госпитализации поражение легких увеличивалось, далее ИВЛ и смерть. Почему у поступившего дышащего самостоятельно пациента после начала лечения наблюдалась не динамика улучшения состояния, а, напротив, ухудшение?».

 

Удивительно, но приходится соглашаться с горькой констатацией факта, что никто во власти не пытается доказать эффективность и безопасность вакцин. Нет никакого диалога с обществом, есть лишь хамство по отношению к сомневающимся. Их выталкивают из автобусов и метро, кафе и магазинов, не дают оформить бумажки, без которых невозможно нормальное существование в бюрократической системе. Енгалычева спрашивает: «Не лучше ли просто поручить институтам разработать эффективное действующее лекарство от ковида, чтобы принимали его только заболевшие и поправлялись, а здоровых оставить в покое? А заодно, может, стоит восстановить уничтоженные «оптимизацией» больницы, которых так не хватает сейчас?». Может быть, действительно государству лучше попытаться ответить на эти вопросы, чем давить катком несогласных?

Предыдущая запись «Единая Россия» стала иноагентом ДНР и ЛНР
Следующая запись Члены избиркомов Тувы заявили о подтасовках, за которые им мало заплатили

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *