Эпидемия нищеты дополнилась эпидемией раковых заболеваний у детей

Эпидемия нищеты дополнилась эпидемией раковых заболеваний у детей

Число состоящих под диспансерным наблюдением в связи с злокачественными новообразованиями детей в России в 2018 году составило 26 955 человек, следует из данных Росстата. Показатель 2018 года стал историческим максимумом с 2008 года. Он увеличился на 5% по сравнению с 2017 годом и на 36,9% по сравнению с 2008 годом.

Пусть теперь кто-то скажет, что в стране не эпеидемия онкологических заболеваний. Хотя есть, конечно, «специалисты», которые до сих пор утверждают, что у нас «эпидемия» ранней диагностики. Вот только диагностические возможности не выросли, а сократились за последнее время, вплоть до того, что в специализированных клиниках порой точный диагноз ставится уже после смерти больного…

Экология, конечно, в первую очередь. Но не только воздух — да, дышим мы мусорным дымом вперемешку с автомобильным выхлопом. Причем все. Вы думаете, путин какой-то специальный воздух поставляют? Но почему-то наших верховных правителей это как-то мало волнует, как-будто для них сущестсвует какая-то другая статистика онкологии.

Но это и проблема воды — мы пьем не воду, а некую смесь из разных солей, бактерий и отходов разных отраслей промышленности. В ряде регионов из крана течет такая вода, что ей даже мыться опасно, не то что пить.

Это проблема еды, поскольку пищевые суррогаты, опасные способы обработки пищи и прочее очень прочно вошли в нашу жизнь. Полавляющее большинство трудящихся из экономии перекусывает разного рода выпечкой. А никому не приходит в голову задуматься, что это булочка неделю не черствеет, плесень на ней не растет? Из чего сделана колбаса, если производство мяса в стране в несколько раз меньше, чем в СССР, а там колбасы не хватало? Почему на молоке, даже якобы «цельном», как класс отсутствует пенка? Почему молодая картошка размером с небольшую дыню? Это не говоря уже о газированных напитках…

Есть еще разного рода излучения, особенно в больших городах. Вы не задумывались, куда подевались комары этим летом? Где привычные всем тараканы?

Ну и вопросы непосредственно к организации здравоохранения.

Если у нас эпидемия онкозаболеваний, то нужно увеличивать число онкологов, не так ли? Это первая реакция — увеличилость число больных — надо увеличить и число докторов, чтобы справлялись с возросшим потоком больных.

Но у нас как раз наоборот, называется это «оптимизацией» здравоохранения, раньше называлось сокращением штатов.

Особенно чувствуется дефицит специалистов химиотерапевтов, очередь к ним в онкодиспансерах — на месяцы вперед, а у больного столько времени жизни может и не быть. Не хватает и хирургов-онкологов, не хватает диагностической техники. Отдельная проблема — современные лекарства, у нас очень много времени проходит от появления нового препарата до его разрешения у нас в стране, не говоря уже о производстве новых лекарств. В результате все можно купить за деньги, но цены оказываются запретительными для большинства граждан — выкладывать по полторы-две тысячи долларов за одну ампулу, которых на один прием нужно две-три… А рекордсменом является препарат ервой, цена одной дозы которого доходит до 10 тысяч долларов. В стране, где каждый четвертый ребенок живет на уровне ниже прожиточного минимума, называть такие цены просто негуманно.

Я уже не говорю о необходимости новых исследований — тут наша медицина давно отстала навсегда, и мы пользуемся чужими научными достижениями. Но хотя бы вернитесь к старым, по неизвестным причинам заброшенным темам: лечению гипертермией, лечению голодом, лечению сверхвысокими дозами аскорбиновой кислоты и так далее.

Ну что-то нужно делать, в конце концов.

В стране эпидемия смертельно опасного заболевания, а люди ведут себя, как на курорте…

Предыдущая запись Уралвагонзавод отгрузил новый локомобиль в Беларусь
Следующая запись Водородное топливо изменит облик российского электоросамолета «Сигма-4»

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *