Это поколение уже и значения слов русского языка не понимает

Это поколение уже и значения слов русского языка не понимает

Не о коронавирусе же мне писать, и не том, что зимой в Сибири снег выпадает!

То, что СМИ замалчивало дело ИГПР ЗОВ приводит к тому, что в среде путиноидов обо мне мало кто слышал, и, как результат, меня пригласили в Думу на заседания некого «молодёжного парламента», чтобы услышать от меня, что нужно делать, чтобы защитить молодёжь от клеветы о подвигах наших предков.

Подумав, я не стал отказываться – дело-то ведь неплохое.

На самом заседании «молодёжного парламента», проходившем в здании Думы в Охотном ряду, было человек 50 относительной молодёжи, скажем так – около 30 лет. Мне дали 5 минут на выступление, и я начал с разъяснения того, что защитой от исторического вранья, по закону России, должен был бы заниматься суд в рамках дел о защите части и достоинства, но у нас нет судов, как таковых. Мало этого, сама статья 152 Гражданского кодекса позволяет «суду» отказать истцу в удовлетворении иска не только по тому основанию, что ответчиком на самом деле распространены правдивые сведения, а и потому, что по мнению «суда», эта распространённая ответчиком клевета не затрагивает честь и достоинство истца, но главное, потому, что «судья» решит, что это не сведения, а святые убеждения клеветника-ответчика, а посему эти убеждения защищены статьёй 29 Конституции. Ну, а тупая пресса сообщит, что истец просил суд признать какие-то сведения не соответствующими действительности, а суд ему отказал! И в результате сложится впечатление, что клевета на самом деле является правдой!

Догадываясь, что меня из присутствующих мало, кто понял, я решил дать пример подобного судебного решения… и не удержался. Не знаю, то ли это анекдот, то ли американская поговорка, но звучит она так: «На высоком заборе сидит мальчишка, а мимо идёт прилично одетый джентльмен. Мальчишка бросает в джентльмена гнилой помидор и спрыгивает на другую сторону забора со словами: «И не стоило бы этого делать, да жаль упускать такой случай!»». Вот я и поступил, как мальчишка из этого анекдота.

Раз уж я находился в здании Думы, то в качестве примера привёл дело по защите чести и достоинства Сталина от клеветы Постановления Государственной Думы, в котором Дума оклеветала советский народ, объявив, что польские офицеры, удиравшие в 1939 году от немцев и попавшие в СССР, были расстреляны в 1940 году русскими по приказу Сталина. И я этому «молодёжному парламенту» рассказал, что Тверской суд в 2010 году установил, что то, что поляки расстреляны в сентябре 1941 года, то есть немцами, — суд признал это общеизвестным фактом, не требующим доказывания. Однако в иске нам отказал! Отказал по тому основанию, что депутаты Думы в Постановлении распространили, якобы, не сведения, а личные убеждения депутатов. То есть, суд как бы установил, что в Думе сидят дебилы, не знающие общеизвестных фактов, но дебилы в России имеют право на свои дебильные убеждения.

А уже СМИ, не понимая сути основания отказа в иске, по результатам эдакого судебного решения сообщили всем — и депутатам, и гражданам, — что суд, отказав в иске, установил, что трусливых польских офицеров расстреляли русские.

И вот тут я, по глухому молчанию «молодёжного парламента» понял, что меня вообще никто не понимает – я говорю в пустоту. Тем не менее, я сделал им предложение, поскольку для этого и пришёл.

Предложил вот, что. Для борьбы клеветой, имеющей общегражданское значение, необходимо создать Комиссию с задачей устанавливать истину по общественно значимым вопросам истории и современности. И устанавливать истину путём освещения спорного вопроса со всех сторон. Причём, путём обязательного освещения с противоположных сторон.

Работа этой комиссии видится так.

Дело инициируется подачей в Комиссию заявления с требованием выяснить истину в вопросе, трактовку которого автор заявления считает недостоверной, и подать это заявление может любой гражданин России. Помимо указания собственных данных, заявитель должен указать, кто распространил сведения, которые заявитель считает лживыми. Если заявление признаётся достаточным для рассмотрения, то Комиссия помещает заявление в очередь и открывает на своём сайте дело, для чего выделят отдельную страницу для размещаемого текста заявления и форума по его обсуждению. Одновременно текст заявления Комиссией посылается для ответа на обвинения тому, кого заявитель считает виновным в распространении сведений, по его мнению, не соответствующих действительности.

После достаточного по времени рассмотрения вопроса в интернете на соответствующем форуме Комиссии, дело передаётся для очного рассмотрения, для чего назначается день, время и место, приглашаются заявитель и ответчик, и под председательством адвоката народа проводится рассмотрение дела с участием этих сторон, либо с участием их представителей. Сначала выступает заявитель, которому даётся 10 минут для изложения доказательств того, что сведения, сообщённые ответчиком, не соответствуют действительности. После чего заявителю задаются вопросы ответчиком и адвокатом народа. Далее 10 минут ответчик доказывает достоверность распространённых им сведений, после чего ему задаются вопросы заявителем и адвокатом. Даётся перерыв, для обдумывания сторонами доводов, изложенных при этом очном рассмотрении вопроса, и даётся по 5 минут для их выступления в прениях, в которых стороны убеждают граждан России в правоте своей позиции. После этого адвокат народа закрывает установление истины в данном вопросе.

Что важно, и что я специально подчеркнул, Комиссия по рассматриваемым вопросам не выносит никакого итогового решения – не определяет, что является истиной. Решить это обязан каждый гражданин, оценивший доводы сторон, и задача Комиссии — помочь разобраться в вопросе всех, кого это интересует.

Комиссия из отснятых материалов разбирательства подготовит видеостенограмму зеседания, помещает её на своём сайте в интернете, кроме того, отправляет для обнародования на телевидение.

Я специально пояснил, что вот такого честного разбирательства для установления истины достаточно, поскольку такое разбирательство и безо всякого решения, кто прав, а кто виноват, будет установлением истины. Ведь распространение общественно значимой клеветы и у нас, и во всём мире идёт с помощью удушения критики. А если ты узнал все доводы по этому вопросу, то зачем тебе ещё и кто-то, кто сделает за тебя вывод?

Дураку – да, дураку, ничего не понявшему, нужен вывод, но нужно ли в этом вопросе ориентироваться на дурака?

Привёл пример. В своё время отнёсся сначала с недоверием к давнишнему рассказу, кажется, Болдырева о том, как он участвовал в передаче Познера, когда тот ещё приглашал на свои передачи по несколько человек, знающих суть дискуссии. Болдырев уверял, что поскольку он убедительно опроверг Познера, то в вышедшей в эфир передаче его совсем не оказалось – не только слов, но и картинки, и только в одном моменте передачи были видны ноги Болдырева под столом. Мне казалось невозможным так снимать передачу, но после этого я сам участвовал в съёмках телепередачи уже не помню у кого и по какому поводу, но я сидел на авансцене в одном из 6 белых кожаных кресел, на которые, казалось бы, были наведены все камеры – мы спорили три на три. Но в показанной в эфире передаче меня вообще не оказалось – экспертов было не шесть, а пять. По сей день удивляюсь, как так можно было снять?

И ещё я пояснил молодым людям, в чём сила такого предлагаемого мною разбирательства.

Ведь не только по закону, но и по человеческому пониманию, если человек отказывается доказать свои утверждения, то по мнению людей он явно лжёт. Скажем, по закону, если человек отказывается участвовать в экспертизе, то его считают виновным в том, что должна была показать экспертиза. К примеру, если водитель отказывается поехать на экспертизу по установлению его опьянения, то этот отказ является доказательством того, что он был пьян.

В результате, многие лжецы побоятся явиться на предлагаемую Комиссию и публично ответить на обвинения в клевете. А вот этим они и докажут то, что они клеветники.

И это будет мощным оружием в борьбе с ними.

На этом заседании я привёл пример с Зеленским, но вам поясню эту мысль по-другому.

Накануне пришло сообщение, из Киева, которое можно понять так, что в тысяча девятьсот то ли 39, то ли 40 году, Сталин и Гитлер переоделись в женское платье и тайно встретились во Львове, чтобы договориться о совместном начале Второй мировой войны, которая, правда, уже шла. И хитрый Гитлер поручил Гиммлеру найти на Украине свидетеля того, что они со Сталиным договорились, но Гиммлеру приказал найти на Украине в качестве свидетеля такое говно, чтобы оно потом вступило в коммунистическую партию, а потом предало и партию, и СССР, и Украину, короче, найти на Украине самое говно из говна. И Гиммлер справился с поручением, найдя эдакое говно, правда было этому говну на тот момент всего то ли 5, то ли 6 лет. И звали говно Лёней Кравчуком.

И вот теперь Кравчук вспомнил об этом событии, о котором и слыхом не слыхивали не то, что в СССР и Германии, но и самые отъявленные антисоветчики. И вот рассказал теперь Лёня об этой встрече Сталина и Гитлера людям. Отсюда и вопрос: а как он мог об этом узнать иначе, чем по предложенной выше версии?

(Понятно, что это может быть просто старческий маразм Кравчука, но характерно, в какую сторону этот маразм у Кравчука развивается).

Вот я и предложил этому «молодёжному парламенту» представить, что пишу заявление в предлагаемую Комиссию, доказывая, что Кравчук – брехун. Комиссия приглашает Кравчука или его представителя на рассмотрение его утверждения, но никто не является, и вот теперь сам факт отказа становится доказательством того, что к титулам Кравчука можно будет добавлять «брехунець Кравчук». И поскольку такое звание рисковали бы получить многие историки, журналисты и политики, лгущие народу, то работа Комиссии реально помогла бы если и не остановить, то безусловно затруднить этот безудержный поток общественно-значимой брехни.

Это суть моего предложения «молодёжному парламенту».

Но по реакции «парламента» — по недоумению на лицах я понял, что мой энтузиазм бесполезен – они просто не поняли, о чём я говорил и что предлагал. Правда, нашёлся один специалист, который выступил против моего предложения потому, что эта Комиссия будет, якобы, подменять суд. Откуда он это взял? Что – ежевечерние скандалы у В. Соловьёва подменяют суд? Видимо это был «парламентарий» с юридическим образованием, а я начал с критики суда, вот у него, бедного, и возникли «профессиональные» ассоциации, вызвавшие поток слов на юридическую тему.

Но, повторю, у меня осталось тяжёлое впечатление, что меня никто не понял, а поскольку я в таких случаях виню и себя, то просто уже теряюсь – как ещё можно объяснять понятные старшему поколению вещи, чтобы их поняло ещё и молодое поколение?

Это же поколение уже, блин, и значения слов русского языка не понимает. Вот читаю на сайте rusnext о параде в Нью-Дели в честь национального праздника Дня Республики: «Открылся парад кавалерийским полком улан с пиками на перевес — это старая традиция, уланы остаются последним кавалерийским полком в индийской армии». И дело даже не в том, как эти «журналисты» написали наречие «наперевес», а в том, что они видели этих улан, видели, что те держат пики вертикально — у стремени, — и, тем не менее, считают, что это и есть «наперевес». (Или «на перевес»?). Мозг нынешних молодых людей загружен не требующимися для жизни и деятельности знаниями, а болтовней из интернета. Ну как таким дебилам что-то объяснять, когда они русский язык не понимают, но, тем не менее, на нём что-то вещают друг-другу и своей аудитории?

Становящейся дебильной вслед за ними…

Предыдущая запись Лоббизм Росреестра и национальные парки
Следующая запись Россия достроит «Северный поток-2» вопреки санкциям США

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *