Ковид-идиотизм: когда это закончится?

Ковид-идиотизм: когда это закончится?

Итак, после наблюдения пандемии идиотизма под названием «COVID-19» изнутри, легко ответить на вопрос, когда это закончится? На этот вопрос можно ответить абсолютно точно – никогда!

Попробую пояснить. Я, к примеру, просто не ожидал, что врачи в России так быстро кончатся как специалисты, что их не останется как понятия. Понимаете, врач, если это врач, должен изучить прежде всего больного, постараться понять, чем он болен, — увидеть в нём признаки его болезни, — тогда это врач. Разумеется, идёт научно-технический прогресс, появляются новые методы диагностики, но это всего лишь методы – они могут быть и ошибочны, и их можно неправильно истолковать.

Без врача эти методы ничего не стоят.

Так вот, сейчас врачей практически не осталось, вместо них лица, «исполняющие протокол» как бы по вашему лечению. Это не врачи! Исполнять протокол может любой, почему я и писал, что меня «лечил» по профессии хирург, а руководил им колопроктолог.

Хорошо, но давайте обсудим, что за новые (или старые) инструментальные анализы состояния больного вводят в действие «протокол» и дают этим «врачам» основания назначать вам медицинские вмешательства?

Так вот, с позиций эпидемии пневмонии, называемой COVID-19, те, кто считаются врачами, буквально молятся на два анализа, и в первую очередь — на рентгенограммы прибора компьютерной томографии (КТ). То есть, если в результатах этого рентгена будет рентгенологом будет сделан вывод — «матовое стекло», — то для «протокола» это безусловное доказательство того, что у вас COVID-19. Безусловное!

У четверых, так сказать, врачей, так сказать, лечивших меня, я спрашивал – с чего вы взяли, что у меня COVID-19? И для них всех было исчерпывающим доказательством то, что КТ показала у меня «матовое стекло».

Но вот, что об этом пишет действительно врач, доцент кафедры госпитальной терапии Первого МГМУ им. Сеченова Александр Пальман, реально лечащий воспаления лёгких – пневмонию, — и посему знающий, что это такое это пресловутое «матовое стекло», и какое вообще это «матовое стекло» имеет отношение к болезням как таковым, и к COVID-19, в частности.

«Как известно, на «карантинном» лайнере Diamond Princess диагноз COVID-19 был поставлен 104 пассажирам, – начинает он. — При этом у 76 из них симптомы отмечены не были. Тем не менее у 41 «бессимптомного» больного при КТ обнаружили изменения, которые специалисты называют «эффектом матового стекла».

Вдумайтесь – симптомов никакой болезни (никакой!!) не было, а «эффект матового стекла» — был!

Комментируя «эффект матового стекла», Александр Пальман отметил, что причиной этого эффекта может стать «любая вирусная инфекция или аллергия. Само по себе это явление временное, с выздоровлением оно обычно проходит и не указывает на какое-либо поражение лёгких».

««Матовое стекло», — это чисто рентгенологический термин, и, как всякое инструментальное обследование, это не диагноз, а, условно говоря, картинка. На снимке отдалённо это напоминает лёгкие в тумане. Затуманенный участок лёгких — неспецифический воспалительный признак, который соизмеряется с соответствующей клинической картиной. Это может быть и при вирусной ситуации, и при бактериальной, и при аутоиммунной агрессии, и при аллергической реакции», — говорит Пальман.

Он отметил, что если КТ делать при любых вирусных инфекциях, то у большинства пациентов можно будет обнаружить «страшные» изменения в лёгких в виде этого «матового стекла». Особенно заметно это будет, если человек болен гриппом. Но, повторю, изменения на картинке в виде «матового стекла» отмечаются даже у совершенно здоровых людей.

«Если в заключении после КТ будет написана фраза «отмечаются участки по типу матового стекла», это ещё не повод для серьёзного беспокойства или паники. Просто снимок говорит о том, что пациенту стоит посетить пульмонолога, который и объяснит, что же такое происходит с лёгкими».

Это легко сказать – посетить пульманолога (специалиста по лечению лёгких), а как это сделать? Когда я 17 октября вызвал «скорую», то попросил отвезти меня в какое-либо пульманологическое отделение какой-нибудь больницы Москвы, однако врач «скорой» заявил, что таких в Москве уже нет – все перепрофилированы под ковид! А в 15-й больнице, в которой я 5 дней обозначал лечение, врача-пульманолога и близко не было! Лечили меня, напомню, врач-хирург, врач-проктолог и даже клинический фармаколог, который порекомендовал мне лекарство джакави (руксолитиниб), и мне его таки 2 дня давали и дали 10 таблеток по 5 мг.

(Выяснил – это противоопухолевый препарат, стоит 3000 евро за 56 таблеток 5 мг).

Но за все 5 дней я в 15-й больнице не видел ни единого врача со стетоскопом! Это как бы врачи, которые как бы лечат больных с пневмонией?? Без стетоскопа??

Да, это так — им стетоскопы уже не нужны! Это такие врачи.

Но продолжим о том, с помощью какого теста медиками устанавливается, что вы заражены COVID-19 (SARS-COV-2)?

Второй результат инструментального анализа, на который врачи «в протоколе» опираются, — это результат ПЦР-теста (полное название процесса этого анализа — «полимеразная цепная реакция»).

В чём её химический смысл?

Напомню, что в ядре каждой клетки нашего тела содержится 46 хромосом, каждая из которых выполнена свитой в спираль очень длинной молекулой ДНК. Эта молекула составлена природой из четырёх химических веществ: аденина, гуанина, цитозина и тимина в определённой последовательности. ДНК часто считают кодированной информацией, а на самом деле это «штампы» и «пресс-формы», дающие возможность изготовить любую белковую молекулу, необходимую для строительства данной клетки тела живого существа. (Точнее, эти молекулы ДНК, создают молекулу РНК, а уж та создаёт нужные для данной клетки тела белки). Между прочим, ДНК состоит из двух таких цепочек молекул помянутых веществ, причем вторая цепочка является зеркальной копией первой. Это важно держать в памяти, чтобы понимать, как клетка делится на две.

Так вот, биологи уже много десятилетий изучают свойства ДНК, и им было бы очень важно для исследований, чтобы из этих 46 хромосом было много необходимого им для исследования нужного куска ДНК. Это очень мелкий объект для исследования, поэтому исследованиям помогает, когда в растворе становится много не самих хромосом, а только нужных участков этих хромосом (этих ДНК).

В результате этой потребности исследователей, в 1983 году ученый Кэри Муллис придумал использовать для этого то, что использует природа, – репликацию (удвоение ДНК). Для этого исследователю нужны было найти две вещи – некое вещество (полимеразу), которое будет строить копии нужных участков ДНК, и «праймеры» — вещества, выделяющие («вырезающие») из всей длинной ДНК (или РНК) подвергающийся копированию тот участок, который нужно умножить. Муллис такие вещества нашёл (нашёл принцип их получения) и получил за открытый им способ полимеразной цепной реакции (ПЦР) Нобелевскую премию по химии.

Итак, смысл ПЦР – дать учёным нужный участок изучаемого ими ДНК (или РНК) в большом количестве. И только!

Но умников осенило. Если пытаться умножить ДНК или РНК вызывающего болезнь вируса, а в ходе реакции выхода большого количества этого ДНК или РНК нет (ничто не умножается), то значит в пробе не было и самого вируса. А если ПЦР реакция начала множить этот участок ДНК или РНК вируса, то это значит, что и вирус есть!

То есть, берут у больного или подозреваемого пробу соплей, кала или чего угодно и начинают методом ПЦР проводить с составом этой пробой умножение как бы ДНК или РНК вируса, как бы содержащегося в соплях или кале. И если в результате ПЦР количество ДНК или РНК вируса увеличилось, то считается, что вирус в пробе, взятой у данного человека, есть! А если не увеличилось, то считается, что вируса нет.

Но это ведь изначальная чепуха! И сам Муллис протестовал против того, чтобы этот ПЦР процесс использовался как тест на болезнь! Поймите, множится не сам вирус, а участок ДНК или РНК, который только считается, что он есть у вируса. Причём, этот участок ДНК или РНК некие вещества, вводимые в реакцию, — «праймеры» — предварительно должны как бы отхватить ото всех длинных молекул ДНК или РНК, которые найдутся в анализируемой пробе соплей или кала.

Но зададимся вопросом, а что эти «праймеры» отхватывают от находящихся в образце молекул ДНК или РНК – участки ДНК или РНК вируса, или просто участки ДНК или РНК человека?? Это вопрос?!

Вот специалист, работающий с этой ПЦР реакцией, подтверждает: «Осталось только подобрать такие праймеры, чтобы они садились («отжигались») действительно только на ДНК патогена, а не на человеческую ДНК. Этот трудоемкий процесс и называется созданием тест-системы. Этим занимаются, как правило, крупные компании, вкладывающие в этот процесс большие деньги и время. Но тут что хорошо — один раз подобрал такие праймеры — и все, дальше любой лаборант с минимальным опытом сможет провести сам анализ».

Замечательно! Но анализ чего сможет «сам провести простой лаборант»? Содержания вируса или того, что задали лаборанту определять «крупные компании»??

Да, именно это — второе!

Аналогия: представим, что «крупные кампании» выдали лаборантам термометры, показывающие температуру тела на полградуса выше. И в результате «простой лаборант» будет совершенно честно записывать в больные абсолютно здоровых людей. Вот так и с ПЦР для SARS-COV-2 – какие «праймеры» задали лаборантам «крупные компании», такие будут и результаты ПЦР-теста.

Мало этого.

Вирус этого типа (коронавирус) состоит из РНК ЭТОГО ВИРУСА и белковых молекул. Чтобы узнать, состав РНК вируса SARS-COV-2 необходимо выделить этот вирус в чистом виде и определить, какой у него РНК. Это трудно понять? Трудно понять, что чтобы узнать, сколько в борще мяса, надо видеть это мясо в чистом виде – видеть, что это такое.

Так вот напомню: вирус SARS-COV-2 до сих пор никем не выделен! Следовательно, никто даже в принципе не может сказать, какая у этого вируса РНК, следовательно, невозможно задать «праймерам», что именно надо «вырезать» из имеющихся молекул ДНК и РНК во взятой у больного пробе. Невозможно задать, какой участок необходимо множить при помощи ПЦР! Соответственно, никто, включая «крупные компании», не может сказать, что именно надо выделять этими «праймерами». Ещё раз – никто даже в принципе не может сказать, что вообще надо выделять в ходе ПЦР теста, чтобы можно было сказать, что в этой пробе присутствовал некий вирус SARS-COV-2!

А что же тогда определяют ПЦР? А то, что «американские учёные» теоретически наковыряли у себя в носу.

В документе американской CDC https://www.fda.gov/media/134922/download?fbclid=IwAR2v8V4p7uzc8J5BDK2cSPlqxQ56IiWBHIgy5MZtT8flQrW_GVlHXod356Y это даже не скрывается:

«Since no quantified virus isolates of the 2019-nCoV are currently available, assays designed for detection of the 2019-nCoV RNA were tested with characterized stocks of in vitro transcribed full length RNA (N gene; GenBank accession: MN908947.2) of known titer (RNA copies/µL) spiked into a diluent consisting of a suspension of human A549 cells and viral transport medium (VTM) to mimic clinical specimen».

«Поскольку в настоящее время нет количественно определимых вирусных изолятов 2019-nCoV,» — то есть, поскольку сам вирус SARS-COV-2 до сих пор не выделен (нет отдельных изолированных колоний этого вируса – «изолятов»), — «то образцы, предназначенные для обнаружения РНК 2019-nCoV, были протестированы с характерными запасами in vitro транскрибированной полноразмерной РНК (N-ген; номер GenBank: MN908947.2) известного титра (копии РНК/мкл), введенными в разбавитель, состоящий из суспензии клеток человека A549 и вирусной транспортной среды (VTM) для имитации клинического образца».

Вы правильно поняли – американцы создали и разослали по лабораториям мира то, что они полагают и есть РНК вируса SARS-COV-2, а на самом деле это ВЫМЫШЛЕННАЯ конструкции, не имеющая никакого фактического подтверждения в том, что эта ФАНТАЗИЯ вызывает болезнь COVID-19. То есть в пресловутых ПЦР-тестах эта конструкция из участка РНК человека «имитирует» «нечто заразное» для человека.

Но утверждение о заразности — это всего лишь утверждения тех, кто эту конструкцию создал и теперь ею торгует.

Так можно ли оценить глубину идиотизма в деле с этим COVID-19?

Вот вам Постановление Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66 «О внесении изменения в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих»: «Правительство Российской Федерации постановляет: Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2004 г. №715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих», дополнить пунктом 16 следующего содержания: «6. В 34.2 коронаврирусная инфекция (2019-nCoV)». Председатель правительства Российской Федерации М. Мишустин».

Никакой вирус, возбуждающий болезнь COVID-19 не выделен, а правительство РФ внесло американские фантазии в список особо опасных болезней для общества!

И это возвращает нас к «нашим баранам».

Что в итоге? В итоге каждому из нас надо, чтобы нас лечил врач, желательно специалист, чтобы он по всем видимым и невидимым симптомам определил, что у нас за болезнь и старался её вылечить. Вместо этих реальных врачей, нам подсовывают роботов, которые «лечат по протоколу», то есть что-то вам советуют и назначают потому, что так говорят алгоритмы, построенные на результатах неких анализов. Но в случае этой пресловутой эпидемии COVID-19, эти анализы — «матовое стекло» и ПЦР реакция — вообще ничего не говорят о том, чем вы больны.

Оцените это!!

Да никто вас и не лечит, поскольку как бы лечит «протокол», но в случае COVID-19 и протокол не лечит! Я же пишу, что при двух моих КТ и куче ПЦР, меня за 5 дней в больнице вообще не лечили ни от этого COVID-1, ни от пневмонии. Подождали, когда температура спадёт… и выписали.

Тогда нафига были эти все «анализы»?

Для одного – чтобы все возможные ваши болезни и какую-то реальную эпидемию пневмонии, выдать за разгул некой эпидемии COVID-19!

А зачем и кому это надо?

Во-первых, вопли об этой «эпидемии» необходимо продолжать, чтобы замаскировать тот факт, что во главе страны не просто преступники, а идиоты, остановившие жизнь в стране без каких-либо оснований. Чтобы этот факт идиотизма «пердизента» и депутатов не бросался вам в глаза.

Во-вторых, чтобы вам не бросалось в глаза, что СМИ представлены самой дебильной частью населения России.

В-третьих, чтобы дать существовать уже образовавшимся полкам как бы медиков, лечащих «по протоколу», и получающих 90 тысяч рублей только премии в месяц за эти таинства. Иначе, к примеру, не поймёшь, что я с явными симптомами пневмонии вообще делал в больнице, и почему там, подержав меня в бывшем отделении хирургии, ещё и на сутки перевели и некое отделение для выздоравливающих. Зачем это? Да всё просто — я был курочкой, снёсшей золотое яичко сначала для отделения хирургии, а потом и яичко для этого отделения «выздоравливающих» — на моё «лечение» больница списывала деньги со страховой компании.

В-четвёртых, благодаря COVID-19 уже существует огромный штат бюрократии в рамках того же московского правительства, который «контролирует» и разгул пандемии, и поведение всех «заражённых».

Если завтра закончить этот идиотизм и установить порядки, как в Белоруссии или Швеции, то что будут кушать все эти уже хорошо устроившиеся люди?

О чём будут балаболить дебилы СМИ?

Нет, не надейтесь, этот COVID-19 не окончится никогда!

От редакции: Необходимые пояснения.

Специализация врача «пульмонолог» пишется через «О», поскольку производится от от латинского «pulmones» — лёгкие. Пульмановский бывает вагон, от имени Джорджа Пульмана, производителя пассажирских вагонов.

Стетоскоп представляет собой открытый колокол и служит для прослушивания низких тонов — кишечника, сердца. Для прослушивания (аускультации) легких и органов дыхания служит фонендоскоп.

Долгое время фонендоскоп на шее служил отличительной чертой врача от среднего медработника — с «трубочкой» на шее, значит, врач. Даже в случае, если врачу особо и слушать нечего, как, к примеру, гинекологу или ортопеду.

Но итехнологии меняются, и современному врачу фонендоскоп нужен все реже — если у вас инструментальные исследования подтверждают, скажем, пневмонию, то ваша трубочка уже не имеет большого смысла. Особенно в отделении особо опасных инфекций, где уши врача вообще убраны под защитую одежду. 

Откуда взялась информация, что вирус SARS-COV-2 до сих пор не выделен?

Коронавирус человека был впервые выделен в 1965 году от больного острым респираторным заболеванием. 

SARS-CoV-2 — Betacoronavirus B, выделен во второй половине 2019. Геном вируса полностью расшифровали службы здравоохранения Китая, 10 января его сделали публично доступным.

Возможно, путаница состоит в том, что никакой вирус нельзя «выделить» подобно бактерии — то есть посеять на агар-агаре в чашке Петри чистую культуру бактерии, вырастить ее, размножить и тем самым доказать, что у вас в руках именно нужный вам возбудитель. Вирусы ез на агаре и на иной питательной среде не растут — только в живой клетке.

Предыдущая запись Промежуточные итоги карантина в Казахстане
Следующая запись А тем временем коронавирус наступает на остатки гражданского общества

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *