Попранная Путиным конституция для граждан РФ теперь тоже фикция

Попранная Путиным конституция для граждан РФ теперь тоже фикция

Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) провел опрос об отношении россиян к Конституции и необходимости внесения в нее поправок. Как свидетельствуют результаты опроса, на который ссылается РБК, положительно на вопрос, связанный с поправками, ответили 68% опрошенных. В прошлом году этот показатель составлял 66%, а в 2013-м — 44% (с 2014-й по 2017 год опросы не проводились). О том, что Конституцию сегодня пересматривать не следует, заявили 17% россиян. Это меньше, чем в прошлом (20%) и в 2013 годах (25%). 

На просьбу оценить, является ли российская Конституция хорошей или плохой, 54% выбрали вариант «хорошая» (53% в 2018 году и 48% в 2013-м). «Плохим» Основной закон назвали 22% граждан (21% в прошлом году и 18% в 2013-м). 

Число тех, кто согласен с мнением, что Конституция не определяет жизнь страны, а является чисто формальным документом, превысило количество граждан, которые придерживаются противоположной точки зрения — 47% против 43%. В прошлом году считающих Основной закон формальным документом было 46%, в то время как 43% полагали, что Конституция определяет жизнь российского общества. 

Также респондентов спрашивали, помогает или не помогает Конституция защищать права рядовым гражданам (43% ответили положительно, 47% — отрицательно); знают ли они основные положения Конституции (46% сказали, что знают, 51% — не знают), читали ли они текст Основного закона (59% заявили, что читали, 40% — что нет). 

На вопрос, следует ли периодически пересматривать Конституцию в соответствии с требованиями времени или только в исключительных случаях, 56% заявили о необходимости периодического пересмотра (54% в прошлом году и 48% в 2013-м), 31% — о пересмотре только в исключительных случаях (34% в прошлом году и 29% в 2013-м). 

Также социологи спросили россиян, какие именно, по их мнению, поправки следовало бы внести в ныне действующую Конституцию. Больше всего граждан — 6% — высказались за внесение поправок, направленных на повышение заботы о пенсионерах и других группах населения, улучшение социальной политики в целом. На втором месте — 5% — оказались поправки, направленные на повышение уровня жизни людей: опрошенные потребовали, чтобы была стабильная, хорошая зарплата и хорошая пенсия. Также они предложили значительно повысить пенсии пенсионерам и пересмотреть прожиточный минимум. 

По 3% граждан высказались за внесение поправок, касающихся улучшения качества медицины, обеспечения бесплатной медицины, образования, расширения возможностей получения бесплатного образования и улучшения его качества, а также защиты прав простых людей. 

По 2% опрошенных высказались в пользу внесения поправок, отменяющих закон о повышении пенсионного возраста, усиливающих борьбу с коррупцией, направленных на ужесточение наказания за преступления и введение смертной казни. Еще столько же заявили о поправках, которые вводят контроль над ценами, поправках, расширяющих право на свободу собраний и свободу слова и изменениях, касающихся президента, Федерального собрания и правительства. Так, некоторые потребовали сократить срок президентских полномочий и Федерального собрания до четырех лет и увеличить влияние парламента на исполнительную власть. 

По 1% опрошенных высказались в пользу внесения поправок, касающихся обеспечения доступного жилья, увеличения ответственности чиновников за свою работу, национализации природных ресурсов, усиление возможностей самообороны и укрепления суверенитета России. Так, некоторые потребовали «отвязаться от иностранного влияния в банковской системе», «отменить приоритет международного права над российским и «отменить право на землю иностранцев». 

35% сторонников изменения Конституции затруднились ответить на вопрос, какие именно поправки, по их мнению, следовало бы внести. Как отмечает заведующий аналитическим отделом ФОМ Григорий Кертман, этот показатель вполне объясним, так как не у каждого есть готовый ответ на такой вопрос. Более показательно преобладание предложений социального характера: по словам эксперта, это означает, что запрос на перемены выражен сильнее, чем запрос на стабильность. В то же время большой процент «не определившихся» с характером поправок показывает, что они хотят перемен, но не знают, каких именно. 

Между тем доля россиян, выступающих за решительные перемены в стране, выросла за последние два года с 42% до 59%. По мнению 53% респондентов, такие реформы возможны лишь при условии серьезного изменения политической системы, а на перемены с сохранением существующей системы согласны 34%. 

По мнению россиян, два первоочередных необходимых изменения — повышение зарплат и уровня жизни (24%) и смена правительства, президента (13%). С ростом экономических проблем падает авторитет власти, а роскошь чиновников, сотрудников госкорпораций и окружения президента начинает раздражать все больше людей. При этом о честных выборах как приоритете государственной политики говорят лишь 9% россиян, а о независимости судов — 8%. 

По данным авторов доклада, общество хочет радикальных перемен, но боится социальной платы за них. Власть же знает о спросе на перемены, поскольку увеличение разрыва между ожиданиями и реальным положением дел таит в себе опасность для системы. Поэтому не исключено, что власть намерена предлагать социальные меры вроде национальных проектов, а также новые социальные программы, налоговые инициативы или кадровые решения, которые будут восприниматься как справедливые. 

Летом спикер Госдумы Вячеслав Володин в очередной раз высказался за внесение в Конституцию поправок, которые расширят полномочия парламента. В частности, он предложил прописать в Конституции участие Госдумы в формировании кабинета министров. На сегодняшний день нижняя палата парламента лишь дает согласие на назначение председателя правительства, который формирует кабинет и предлагает его на утверждение президенту. 

При этом у главы государства нет возможности опереться на альтернативную позицию или мнение о предложенных кандидатурах. В законе также не прописаны процедуры обсуждений и консультаций при внесении кандидатур будущих членов кабмина для их назначения президентом. 

По мнению Володина, возможность высказать мнение по предлагаемому составу правительства будет соответствовать принципам баланса властей, обеспечит более высокий уровень ответственности правительства и большую согласованность функционирования и взаимодействия органов государственной власти. 

В октябре 2018 года председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин заявил, что в Основном законе есть недостатки, которые можно исправить «точечными изменениями». Среди таких недостатков Зорькин назвал «отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, в определении статуса администрации президента и полномочий прокуратуры». 

В Кремле после этого заявили, что глава КС озвучил «личную экспертную точку зрения», и изменения в Конституцию не готовятся. Однако к 25-летию Основного закона РФ в декабре 2018-го премьер-министр Дмитрий Медведев опубликовал статью, в которой допустил внесение корректировок в Конституцию, обусловленных «вызовами времени», например, о статусе органов власти.

От редакции: Собственно, и для нас конституция 1993-го года никогда не была священна — в первую очередь потому что она «конституция на крови», и собой заменяет Советскую конституцию. Однако даже в ней Ельцину и его подручным демократам пришлось в качестве компромисса, и чтобы протащить в неё «священную частную собственность», — сохранить ряд жизненно важных для нашего народа завоеваний Великого Октября. Да, Чёрный Октябрь не стёр до основания завоеваний 1917-го — и потому за эту конституцию держались как бы с двух сторон, и те, кто в ней видел гарант приватизации, и те, кто 8-часовой рабочий день, пенсионный возраст, ленинские декреты, столь дорогие роженицам, и многое другое не хотел выпускать из рук. Ельцинская конституция стала как бы отражением классового наступления буржуазии, ещё только нарождающейся, не завладевшей заводами и нефтяными вышками, трубопроводами и рядом отраслей промышленности — конечно, буржуазия не смела тогда выбить одним ударом сразу всё из рук пролетариата, прежнего правящего класса.

Но вот Путин — как истинный преемник дела Ельцина, — довершил длительный процесс вытеснения из общественной жизни завоеваний Великого Октября в прошлом году пенсионной реВОРмой, и тало ясно с обеих сторон, и буржуям, и рабочему классу, что конституцию разорвали в клочья в самом Кремле. Не нужна такая конституция — забавно, что разговоры об этом начаись не до, а после проведения в жизнь пенсионной реВОРмы. Мало того, что Путин трижды соврал народу, что при нём пенсионный возраст не поднимут, так он ещё этой самой, которой он якобы гарантом является, конституцией публично подтёрся. Тут действие стало причиной пересмотра основ бытия общества — конституции. И тогда уже Зорькин что-то там забубнил с галёрки — мол, пора-пора пересматривать конституцию, но только чтобы народу от того стало жить лучше (пенсионную реВОРму обосновывали Путин и Медведев точно так же)…

Уверяю вас, все эти разговоры и даже целые социологические замеры — ведутся для того, чтобы классово-компромиссный характер конституции 1993-го года уничтожить, чтобы под занавес правления силовигарха номер один создать Путинскую Конституцию — как памятник и итог успешного наступления в течение десятилетий буржуазии (олигархата) на права пролетариата, завоёванные им в 1917-м году двумя революциями.

Дмитрий Чёрный, гражданин СССР

Предыдущая запись Ноль заявок на вагоны для угля в латвийском порту уже реальность
Следующая запись Власти РФ готовятся поменять конституцию — тесна, жмет

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *