«Публичные заявления обязывают, причем надолго»

"Публичные заявления обязывают, причем надолго"

Константин Колонтаев из Севастополя очень кстати навёл меня на отрывки из книги Роберта Чалдини «Психология влияния», и мне стали более понятны некоторые вещи, которые я, правда, считал негативным свойством только советского человека.

Вот, к примеру, в своей книге «Три еврея или как хорошо быть инженером» я рассказал о таком случае из своей практики

«Я был начальником ЦЗЛ, а химлабораторию убирали две технички, которые по идее должны были работать с 800 до 1700. Но часть залов и комнат была задействована только днём, и было трудно, да и глупо убирать их, когда там уже работают люди. Поэтому одной техничке изменили график работы. Она приезжала первым автобусом в 600, убирала наиболее сложные в производственном отношении помещения, а затем убирала кабинеты, всё это делала без перерыва, посему и уезжала домой в 1400. А вторая начинала в 800, мыла посуду и убирала проливы реактивов и грязь, образовавшуюся по ходу дневной смены, работая до 1700. И вот приходит ко мне вторая уборщица и жалуется на «несправедливость»:

— Почему той уборщице разрешают уезжать в два часа, а я работаю до пяти?

— Потому что та работает с шести и без обеда, а ты с восьми и с обедом.

— Это неправильно, пусто тоже работает до пяти.

— Но тогда же получится, что она работает не 8 часов, а 10.

— Ну и что?

— Послушай, может быть, вас менять? Одну неделю она будет работать с шести, а вторую ты.

— Нет, мне не нравится работать с шести, пусть она работает до пяти.

Смех смехом, но я не смог её убедить в справедливости этого графика: она пропускала мимо ушей все мои доводы, что по фактическому времени они работают одинаково, она требовала, чтобы они обе работали до пяти, иначе это «не справедливо». Я вынужден был прекратить разговор с ней, и она, обидевшись, спустя некоторое время, нашла другую работу и перевелась в другой цех».

А теперь посмотрите на тех как бы дебилов, которые тупо поносят СССР («колбасы в магазинах не было, в очередях стояли»), хотя видят и не могут не видеть, какой маразм во всех областях мы получили взамен Советского Союза. Но эти дебилы, как и описанная выше уборщица, в 80-х громко заявив про колбасу, уже не могут остановиться – они и подохнут с криками: «А СССР только галоши умел делать!».

Ниже я ещё покажу, как пропускает мимо ушей все доводы Ю.Ю. Болдырев, а сейчас дам с сокращением цитату из помянутой книги Чалдини, которые задаётся вопросом – как 70% американских солдат, во время Корейской войны попавших в плен к китайцам, либо признались в совершении военных преступлений, либо поставили свои подписи под призывами прекратить войну в Азии, 15 % полностью сотрудничали с китайцами, а к 1959 году в США среди бывших военнопленных были выявлено 75 шпионов Китая?

Обязательства из неосторожно сказанного

«Во время Корейской войны многие пленные американские солдаты оказались в лагерях для военнопленных (POW – prisoner of war), созданных китайскими коммунистами. Китайцы обращались с пленными не так, как их союзники, северные корейцы, которые предпочитали использовать суровые наказания и жестокое обращение для того, чтобы достичь повиновения. Сознательно избегая видимости зверства, «красные» китайцы придерживались «политики терпения», которая на самом деле являлась изощренным психологическим насилием по отношению к пленным.

…Китайцы решили придерживаться мудрого правила: «Начинай с малого и строй постепенно».

Пленных часто просили делать антиамериканские и прокоммунистические заявления в настолько мягкой форме, что эти заявления казались не имеющими значения («Соединенные Штаты не совершенны», «В социалистических странах нет безработицы»). Однако, подчиняясь этим минимальным требованиям, пленные американские солдаты подталкивали самих себя к выполнению более существенных требований. Человека, который только что согласился с тем, что Соединенные Штаты не совершенны, можно попросить составить список «проблем американского общества» и подписаться под ним. Затем его можно попросить познакомить с этим списком других пленных. Позднее этому человеку можно предложить написать очерк на данную тему. …Зная, что он написал злополучный очерк без особого принуждения, человек менял представление о самом себе, чтобы соответствовать ярлыку «коллаборационист», что часто выливалось в более тесное сотрудничество с врагом.

…Важно понимать, что главной целью китайцев было не просто получение информации от пленников. Китайцы стремились обработать американских солдат идеологически, изменить их позиции, восприятие самих себя, взгляды на политическую систему их страны, ее роль в войне, а также на коммунизм. И существуют веские доказательства того, что китайцы в этом преуспели. …Большинство этих людей стали верить, что Соединенные Штаты применили бактериологическое оружие и, кроме того, сами начали войну в Корее. Существенно изменились и политические взгляды бывших пленников.

Одни неприязненно относились к китайским коммунистам, но в то же самое время хвалили их за «прекрасную работу, которую они проделали в Китае». Другие утверждали, что «хотя коммунизм и не сработает в Америке, но это хорошая вещь для Азии»

…Наши представления о том, что на самом деле чувствуют люди и во что они верят, чаще бывают основаны на их поступках, чем на их словах. Мы пытаемся определить, что собой представляет данный человек, пристально приглядываясь к его действиям. Китайцы обнаружили, что сам человек пользуется тем же способом – своим поведением, — чтобы решить, что он собой представляет; это основной источник информации о его убеждениях, жизненных ценностях и позициях. Прекрасно понимая этот главный принцип самовосприятия, китайцы организовали жизнь в лагерях для военнопленных таким образом, чтобы заключенные последовательно действовали желательным для хозяев лагеря образом. Вскоре, как и предвидели китайцы, определенные действия начали заставлять пленных солдат менять свои представления о самих себе.

Китайцы постоянно навязывали пленным письменную форму отчетов. Для заключенных не было достаточно спокойно слушать или даже соглашаться устно с китайской линией; их всегда подталкивали к тому, чтобы они записывали основные тезисы. Китайцы так стремились заполучить письменные заявления, что если пленный не выражал готовности добровольно писать желательный отчет, его уговаривали скопировать текст.

Тактика заключалась в том, чтобы заставить человека записать вопрос и затем в письменной форме дать прокоммунистический ответ. Если пленный отказывался делать это добровольно, его просили списать ответ из тетрадей товарищей, что должно было выглядеть как достаточно безобидная уступка.

Но ох уж эти «безобидные» уступки! Мы уже видели, как, казалось бы, пустяковые обязательства могут привести к изменению последующего поведения в нужную сторону. Письменное заявление в качестве инструмента для достижения уступчивости очень важно. Во-первых, оно является материальным доказательством того, что акт признания имел место. Как только пленный записывал то, что хотели китайцы, ему становилось очень трудно поверить в то, что он этого не делал. Устные заявления можно забыть или отрицать. Написанный же собственной рукой документ заставлял человека менять свои убеждения и представление о самом себе в соответствии с тем, что он, без всякого сомнения, совершил.

…Люди склонны считать, что заявление отражает истинную позицию человека, который его сделал. Удивительно то, что люди продолжают так думать даже тогда, когда узнают, что человек не имел права выбора.

Китайцы преследовали две цели, когда вынуждали пленного солдата написать антиамериканское заявление. Такое заявление служило не только постоянным напоминанием о его действии, оно также могло убедить других людей в том, что данный документ отражает действительное мнение автора.

…В Корее использовалось множество коварных приемов, с помощью которых пленных заставляли писать то, что было нужно китайцам, но без прямого принуждения. Например, китайцы знали, что многие пленные страстно желали дать знать своим семьям, что они живы. В то же время американские солдаты знали, что китайцы подвергали почту цензуре и из лагеря отправлялись только некоторые письма. Стремясь к тому, чтобы их письма пропустили, некоторые пленные стали включать в свои послания призывы к миру, описания якобы безбедной жизни в лагере, заявления, полные сочувствия к коммунизму. Надежда была на то, что китайцы захотят, чтобы подобные письма были доставлены по адресу. Конечно, китайцы с удовольствием отправляли эти послания, поскольку письма служили их интересам. Во-первых, появление прокоммунистических заявлений американских военнослужащих способствовало пропаганде коммунизма. Во-вторых, китайцы добились успеха в идеологической обработке пленных – они без особых усилий заставили множество людей записать на свою «внутреннюю магнитофонную ленту» то, что было выгодно китайцам.

Аналогичная методика включала в себя регулярное проведение в лагере конкурсов политических очерков. Призы для победителей были весьма скромными – несколько сигарет или немного фруктов, — но достаточно заманчивыми в условиях плена, чтобы вызвать у людей большой интерес. Обычно лучшим признавался очерк, автор которого занимал прокоммунистическую позицию… но не всегда. Мудрые китайцы понимали, что большинство пленных не стало бы участвовать в конкурсе, где можно победить, только написав прокоммунистический трактат. Более того, китайцы знали, как насадить в душах заключенных мелкие обязательства по отношению к коммунизму, которые позднее могут расцвести пышным цветом. Поэтому время от времени выигрывал очерк, автор которого в целом поддерживал Соединенные Штаты, но один или два раза «делал поклон» в сторону китайской точки зрения. Результаты этой стратегии были именно такими, какие были нужны китайцам. Люли продолжали добровольно участвовать в конкурсах, так как видели, что могут победить, написав очерк, полезный для их страны. Однако, возможно не осознавая этого, они начинали незаметно менять направленность своих очерков, чтобы повысить шансы на победу.

Китайцы организовывали дело таким образом, чтобы прокоммунистические заявления одних пленных видели другие. Они расклеивались по всему лагерю, их читал автор в дискуссионной группе пленных, или их даже читали по радио. Как считали китайцы, чем больше публичности, тем лучше. Почему? Как только человек занимает позицию, очевидную для других, у него возникает стремление придерживаться этой позиции, чтобы выглядеть последовательным человеком.

Однако если идея заключалась в том, чтобы привлечь большое количество пленных, почему призы были такими маленькими? Несколько дополнительных сигарет или немного свежих фруктов – вот все, чего мог ожидать победитель конкурса. В условиях лагеря даже эти призы были ценными, но все-таки китайцы могли бы награждать победителей более щедро – давать теплую одежду, предоставлять особые привилегии в переписке с родственниками, разрешать свободно передвигаться по лагерю. Однако китайские коммунисты специально использовали незначительные мотивирующие вознаграждения.

…китайские коммунисты хотели, чтобы участники признавали своим то, что они делали. Не допускалось никаких оправданий и никаких лазеек. …Пленному, который включал в свой очерк антиамериканские выпады, нельзя было позволять думать, что он делает это с целью получить большое вознаграждение.

…Недостаточно просто вымогать обязательства у людей; нужно заставить этих людей принять на себя ответственность за свои действия.

Социологи определили, что мы принимаем на себя внутреннюю ответственность за выбранную форму поведения, когда думаем, что предпочли ее при отсутствии сильного внешнего давления. Крупное вознаграждение является одним из видов такого внешнего давления. Оно может заставить нас совершить определенное действие, но оно не принудит нас принять на себя внутреннюю ответственность за это действие. (В самом деле, ожидание крупного материального вознаграждения может даже уменьшить степень нашей внутренней ответственности за свои действия и в дальнейшем отбить у нас желание совершать данные действия, если нам не будет обещано вознаграждение. Следовательно, мы не будем чувствовать себя связанными обязательством. То же самое справедливо в отношении сильной угрозы: из-за страха мы можем немедленно уступить, но мы вряд ли возьмем на себя серьезное обязательство.

…Китайцам был известен важный психологический принцип: «Публичные заявления обязывают, причем надолго»».

Вот теперь и вопрос – что вы хотите от людей, которые посвятили жизнь борьбе с Путиным и публично об этом заявляли и заявляли, и писали, и писали? Разве они признают, что Путин убит и вместо него артисты под управлением тайных кукловодов? Признают??

Власть отлита из гранита при такой оппозиции

В качестве ответа на этот вопрос давайте рассмотрим интервью, взятое Валерием Парфёновым у Ю.Ю. Болдырева. Интервью взято к юбилею референдума 17 марта1991 года – и единственного референдума в истории СССР, и референдума, на котором граждане СССР потребовали от высшей власти сохранить Советский Союз. Интервью по-своему очень интересное:

Но интервью уж очень длинное и в одной статье не обсудишь даже его небольшую часть, поэтому я хочу обсудить из него только 20-минутный кусок, который вырезал из всего интервью сам Валерий Парфёнов

https://www.youtube.com/watch?v=Pm3adFZ02X4.

Кому и этот кусок покажется длинным, прокрутите его на полуторной скорости, поскольку всё же стоит посмотреть, как Болдырев выкручивается от неудобного вопроса.

Для тех, кто не в теме, поясню, что Болдырев весьма авторитетный оппозиционер нынешнему режиму Кремля, во времена перестройки Болдырев был активным деятелем левого и даже коммунистического толка, но всегда был как бы в оппозиции, к примеру, выступал и против Горбачёва, и против Ельцина, осудил расстрел фашистами Ельцина здания Верховного Совета и многие другие его антинародные шаги, но при этом, что называется, Болдырев и во времена Ельцина «не тонул». Тот же Явлинский поддержал фашиста Ельцина, но Болдырев сразу же после фашистского переворота с Лукиным и Явлинским организовали как бы оппозиционную правящему режиму партию, которую назвали по первым буквам своих фамилий. Правда, если эти буквы брать, как принято у русских, — по алфавиту, — то получится «партия БЛЯ» и, кстати, именно для этой партии — это прекрасное название. Однако для создателей партии это название звучало как-то не очень, поэтому буквы перемешали до ЯБЛ, и назвали партию «Яблоко». Но и в этой партии Болдырев был недолго и вышел из неё уже в 1995 году, заняв в конечном итоге высокую государственную должность заместителя председателя Счётной палаты России, на которой служил до 2001 года, то есть он служил не только при артистах в роли Путина, но и при артистах в роли Ельцина.

Как утверждает Википедия: «Юрий Болдырев является сторонником единения левых и национально-патриотических сил. Цель — только объединившись можно противодействовать власти В.В. Путина и «Единой России», которые, по мнению Болдырева, проводят антинациональную политику».

Но ведь противодействовать власти Путина можно очень просто! Просто необходимо привлечь внимание всех в России, что настоящий Путин убит. Надо обратить внимание народа России на это и на то, что вместо настоящего Путина президентскую власть в России захватили преступники, выставляющие вместо президента, слегка похожих на Путина артистов. (При чём, с точки зрения настоящего оппозиционера, желающего свалить существующий режим, нет никакого значения, настоящий Путин или нет, — достаточно того, что нынешние путины явно не похожие на предыдущих – пусть оправдываются!).

Вот Валерий Парфёнов и задал этому авторитетному оппозиционеру этот простой вопрос, и вы полюбуйтесь, как Болдырев в этом интервью виртуозно выкручивался, наплевав и на логику, и на факты.

Что следует из ответов Болдырева? Болдырев знает и понимает, что Путина, с властью которого он так непримиримо борется, нет, — знает, что Путин, по меньшей мере, исчез. Болдырев понимает, что власть в России захвачена преступными кукловодами, управляющими артистами, похожими на Путина. Но Болдырев уже десятки лет как бы борется с этим отсутствующим Путиным, как с живым, и теперь в полном соответствии с описанными выше находками китайцев, не может от путина отказаться. Сделанное публично заявление обязывает человека этому заявлению следовать – это, как вы видели, закон психологии человека.

В данном случае интересно, как Болдырев себя оправдывает, — он уверяет, что, оказывается, не имеет значения, жив Путин или убит. Почему? Потому, что каждый имеет право видеть жизнь так, как он хочет, и имеет право на личное мнение, вот и у Болдырева есть личное мнение о том, что если это преступление с убийством президента против народа России прекратить, то всё равно ничего не изменится, посему и прекращать это преступление не имеет смысла. А что имеет смысл? Для Болдырева имеет смысл главное — это объединиться патриотам и левым и повалить власть этого проклятого Путина. Которого нет. А любое личное мнение мы все обязаны уважать.

Тут даже Парфёнов, как мне кажется, несколько растерялся от таких кульбитов мысли.

Ведь если руководствоваться этой псевдологикой Болдырева и следующими из этой «логики» его действиями, то те неизвестные преступники, убившие Путина и захватившие в России власть, тоже, как и Болдырев, имеют право на преступления, поскольку они так видят жизнь — таково их личное мнение, — мнение о том, что России именно так будет лучше. Будет лучше, если Путина убить, а вместо него выпускать артистов под управлением неизвестных лиц. И, получается, что и их мнение мы обязаны уважать, как и мнение Болдырева, и нет смысла с их преступлением бороться. Ведь личное мнение – это «наше фсё!».

Кстати, получается, что и власовцы, и иные предатели, пошедшие во время войны на службу к немцам, и допускавшие, что немцы имели права совершать преступления против народа России, на самом деле никакие не предатели, а просто, как и Болдырев, имели своё мнение по поводу того, как правильно служить России. И поэтому власовцев, как и Болдырева, мы обязаны уважать, поскольку они тоже имеют право на своё мнение.

Но наши предки почему-то этой логикой Болдырева не руководствовались, и лиц, имевших такие убеждения, просто повесили.

А я хочу обратить внимание читателей, что заслуживает уважение только и исключительно правильное мнение, — правильное! И никакое иное! А правильное мнение для политика – это не твое «личное мнение, которое все обязаны уважать», а мнение, от которого есть польза народу, а не только тебе лично.

В интернете распространён мотиватор, на котором Болдырев учит нас уму-разуму: «Того, кто покрывает антинациональное и антисоциальное правительство, надо гнать поганой метлой!».

https://4.bp.blogspot.com/-tZP6rShJPwU/WG97ASSWiFI/AAAAAAAAFSw/IxlL-GXpXmgt8-VNKWFhsUr92lM6V2VeACEw/s1600/Boldyrev.jpg

 

Замечательные слова! Поэтому вместо резюме задам уточняющий вопрос: а какой метлой надо гнать тех оппозиционеров, которые покрывают преступников, убивших президента и захвативших власть в России?

В итоге

В данном случае Болдырев — это ещё и не очень характерный пример, поскольку дело об убийстве президента вызывает всё же страх у обывателя, и в этом случае именно страх может быть главным, а не только то, что Болдырев уже много раз публично объявлял, что Путин жив и «борется» с ним, как с живым.

Давая цитаты из книги Роберта Чалдини «Психология влияния», я, для краткости, убрал имена американских психологов, немедленно занявшихся изучением этой проблемы и быстро понявших закон человеческой психики — ранее сделанное человеком публичное заявление, не даст ему в итоге отказаться от него, даже если оно будет очевидно глупым.

Хочу обратить внимание, что именно после Корейской войны США начали проворачивать мировые аферы скорее всего потому, что научились у китайцев и поняли: если массы профессиональных и просто болтунов на первых порах признают аферы за правду, то потом разоблачить эту аферу будет невозможно, поскольку эти массы болтунов будут тупо отстаивать и навязывать народу своё тупое мнение и требовать, чтобы это их «личное мнение» уважали. То, что это мнение тупое, для масс болтунов не имеет значения — им главное не потерять уважение в собственных глазах, им даже мнение общества не важно. Именно эти массы своей болтливостью не дадут и не дают разоблачить аферы.

Но в данном случае я уверен, что найденный китайцами закон, согласно которому «ранее сделанное человеком публичное заявление, не даст ему в итоге отказаться от него, даже если оно будет очевидно глупым», касается не всех людей, а только людей с умственным развитием той уборщицы, с которой я начал статью.

Я вспоминаю, что лично я ни единую мировую аферу сходу не воспринял иначе, нежели так, как мне её и навязывали.

В афере Холокоста я был уверен, что в Освенциме немцы умерщвляли евреев в газовых камерах и только когда мне Юрген Граф прямо-таки навязал подробности, я пришёл к иному выводу.

В Лунной афере США я долго был уверен, что американцы высаживались на Луну.

В афере с корейским «Боингом», якобы сбитом нами над Охотским морем, я ни минуты не сомневался в этом, пока не увидел подробности в в виде рассказа водолазов, обследовавших место катастрофы.

В афере 11 сентября я был уверен в наличии террористов (правда сначала считал и писал, что это еврейские террористы) и скептически относился к тем, кто указывал на подрыв небоскрёбов заранее заложенной взрывчаткой.

В афере подмены сдохшего Ельцина артистами, мне надо было два года, чтобы оценить изменение «морды лица» и поведения артистов, а до тех пор я этих артистов принимал за настоящего Ельцина.

В афере с малазийским «боингом» над Донбасом я сначала был уверен и писал, что это Украина сбила его «буком».

В афере коронавируса я в первых нескольких своих статьях был уверен, что это реально опасно, пока Гундаров и прочие реальные эпидемиологи не разъяснили в подробностях, что тут к чему.

Ну (правда это не афера) и я до 50 лет был уверен, что у человека нет бессмертной души.

И я ни разу не испытывал чувства, что я дурак потому, что, видишь ли, раньше публично утверждал обратное. Я не рисуюсь, но каждый раз, когда докапываешься до правды, испытываешь не страх, что тебя посчитают дураком за прежнее мнение, а удовлетворение от нахождения истины! Причём, не имеет значения, кто первый эту истину нашёл, — важно, что и ты понял, что тут к чему.

И огромное количество людей поступает точно так, как и я, поэтому мне трудно согласиться с тем, что этот найденный китайцами закон человеческой психологии касается всех людей. Нет!

Только людей с умственным развитием помянутой уборщицы. Такие люди сами ничего не способны найти, посему и не испытывают радости от находки, – они просто запоминают и повторяют то, что считают правильным, а начав утверждать то, что запомнили, потом уже от сказанного не отступятся и никакие доводы им не помогут

 

P.S. Кстати:

http://images.vfl.ru/ii/1616864253/a2cdcc83/33843715.jpg

Предыдущая запись На бога надейся, а сам не плошай
Следующая запись Делягин объяснил, кто стоит за новым падением рубля

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *