Существует ли в РФ карательная психиатрия?

Существует ли в РФ карательная психиатрия?

В редакцию нашего издания обратилась Фролова Лариса Михайловна.

Сын её, Мячев Владислав, по решению суда уже 4 с половиной года отбывает принудительное лечение в психиатрической больнице № 2 (25-е отделение, заведующая Симбирцева Галина Васильевна). В 2019-м году Лариса Михайловна начала замечать, что к её сыну стали применяться официально непризнанные методы оказания медицинской помощи.

«Я неоднократно видела на лице сына синяки и раны, но он говорил, что сам упал. Разговор контролировался медперсоналом», — рассказывает Л. М. Фролова.

«26 февраля 2019 года звонки от сына прекратились, как мне объяснила зав. отделением Симбирцева Г.В. по телефону, это — наказание такое.10 марта я приехала на свидание и увидела снова синяки под глазами, всё остальное было замазано тональным кремом. На этот раз сын сказал – не выспался. 18 марта я приехала снова, на этот раз никто меня там не ждал, синяки не замазаны, всё лицо было жёлто-зеленое. Когда я спросила, что происходит, мне ответили – он пытался бежать. Сам сын успел сказать, что его избил медбрат по имени Дима. Фамилию назвать не успел».

В конце апреля у Ларисы Михайловны возникли подозрения по поводу нецелевого использования выплачиваемой ее сыну пенсии. Она задала по данному поводу несколько вопросов медперсоналу. Вскоре (в начале мая) ей позвонили из больницы и порадовали тем, что её сын совершил попытку побега и избил санитара (отметим, что Л. М. Фролова видела «пострадавшего» санитара и не видела на нём следов побоев). Фролову поставили в известность о том, что её сын будет переведен в Сычёвку (психиатрическая больница с персоналом ещё более подверженным любви к нетрадиционным способам лечения). Чеховский суд будет рассматривать данное ходатайство врачей психбольницы 17-го мая в 10 часов утра.

В любом случае, по чисто субъективному мнению автора статьи, дисциплинарные экзекуции не являются легитимным методом, включённым в перечень Минздрава. Даже по отношению к лицам, отправленным судом на принудлечение. Пенсия больного также не является законным источником дохода для медперсонала. А приравнивание родительских расспросов к попытке больного совершить побег и вовсе лежит за гранью здравого смысла.

Предыдущая запись В России запустили уникальный турбоагрегат Т 42/50-2.9
Следующая запись Ученым московского университета удалось превратить золото в «двумерный» материал

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *