Свободу ненавидят кретины и интеллигенты

Свободу ненавидят кретины и интеллигенты

Должен сразу же предупредить глупцов — это философская работа, посему не тратьте на неё время — я и для умных разбил её на три части, чтобы облегчить понимание, и если ничего не помешает, то планирую давать её всю следующую неделю.

«Свобода — состояние субъекта, в котором он является определяющей причиной своих действий, то есть они не обусловлены непосредственно иными факторами, в том числе природными, социальными, межличностно-коммуникативными и индивидуально-родовыми. При этом свободу не стоит путать со вседозволенностью, когда человек вовсе не учитывает возможной пагубности своих действий для себя и окружающих», — такое, наиболее простое определение свободы дают лица, называющие себя философами.

Говоря по-простому: свобода – это возможность самому определять свои действия, если, разумеется, эти действия не вредят другим людям. Однако философы заложили в это своё определение явно недостаточные понятия – не добрались до сути того, что такое, на самом деле, свобода.

Да, «действует» человек всегда, даже когда спит, или ест, или развлекается, и для этих действий ему тоже нужна свобода. Естественно, от свободы для таких действий человек сам никогда не откажется, однако на такую свободу человека, как правило, никто и не покушается. Даже реальным, а не иносказательным рабам предоставлялись хлеб и зрелища.

Поэтому, когда политические или общественные деятели говорят о свободе (понимают они это или нет), то речь они ведут о более широком понятии, включающем в себя и помянутое в определении действие, — о свободе не просто «действий», а о свободе «деятельности». Хотя бы о свободе трудовой деятельности – деятельности по обеспечению «хлеба и зрелищ», и уж, безусловно, о любой общественной деятельности.

А вот тут и философы как-то не доходят в своих умствованиях до мысли, что любая деятельность состоят из трёх этапов – оценки обстановки (или задачи), принятие решения и собственно самого действия. И в данной триаде определяющим является принятие решения. Если решение не принято, то вся оценка обстановки является пустой болтовнёй; если решение не принято, то не будет и действия.

Таким образом свобода – это возможность принимать СОБСТВЕННЫЕ РЕШЕНИЯ в своей деятельности.

И самым ответственным для человека являются не ошибки в оценке обстановки, и не само действие, а именно ошибка в принятии решения: ошибёшься и примешь не то решение – будет тебе или больно, или голодно, или позорно, или всё вместе.

А поскольку у человека не столько инстинкты, сколько его ум определяет его деятельность и действия, то из главенства ума следует вывод – чем глупее, чем на более низком уровне культуры находится человек, чем он менее способен использовать даже заученные им знания, тем больше он будет допускать ошибок в принятии решения, тем более глупые действия произведёт, тем жестче будет за них наказан.

И вывод – тем больше он БУДЕТ БОЯТЬСЯ самостоятельно принимать решения, тем МЕНЬШЕ ему нужна будет свобода! Свобода ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ!

Культура – это способность самостоятельно использовать максимум знаний из накопленных к тому времени человечеством. И чем больше человек способен САМОСТОЯТЕЛЬНО использовать самые разнообразные знания, тем выше его личная культура.

И тем больше ЕМУ НУЖНА СВОБОДА, напомню, свобода принимать решения.

Ещё раз – самому найти решение, даже готовое, и принять чьё-то решение потому, что вы считаете его правильным или считаете правильным так поступать, – это разные вещи.

Теперь отвлечёмся на «знания». Отвлечёмся на то, что знания необходимо не просто запоминать – это и компьютер, и даже магнитофон умеют. Человек должен уметь пользоваться знаниями, а не, повторю, просто заучивать и воспроизводить их.

Попробую это так объяснить.

Вот, к примеру, геометрия, и некто в школе даже пятёрку по ней имел, поскольку хорошо решал задачи со всеми этими треугольниками. Но эти задачи были на бумаге и не имели никакой связи с реальной жизнью, а научить этого юношу тому, как геометрия используется в жизни, было некому. Вполне возможно было некому и потому, что нынешние учительницы и сами это не умеют.

Вот пара примеров.

Я долго считал самым простым и убедительным доказательством того, что американцы не высаживались на Луну, геометрическое доказательство. Дело в то, что по легенде американцы высаживались ранним лунным утром – когда солнце поднималось едва на 8-10 градусов над горизонтом. При таком угле вершины треугольника, тень от предметов на Луне должна была бы быть раз в 8 длиннее высоты предмета. Однако таких теней на американских фото «с Луны» нет, следовательно, фотографии сделаны не на Луне. Но этот довод отскакивает от оппонентов, как горох, — они не могли и могут представить на местности треугольник, да ещё и с углом в 8 градусов. Экзамен по геометрии сдали, а толку от этого – ни на грош!

А вот прочёл рассказ выехавшего в Израиль русского еврея, который устроился строительным рабочим к местному прорабу-израильтянину. И вот они строят дом и подходит время установить ступеньки, а в чертеже указано, что ступеньки устанавливаются под углом в 30 градусов. А у прораба только рулетка, и прораб поехал в контору за угломером. И пока он ездил, этот наш рабочий установил эти ступеньки под нужным углом с помощью только рулетки, чем несказанно поразил израильтянина

Мои оппоненты и этот прораб, вполне возможно, имели в голове знания школьной геометрии, но в реальной жизни не способны были использовать эти знания, между прочим, превращая своё обучение в совершенно бесполезную потерю времени.

Тут как-то наткнулся на высказывание: «Зачем мне думать, если я и так знаю?!». Действительно, зачем думать, сколько будет 2х2, если человек знает, что это равно 4? Во-первых, жизнь меняется, а вместе с ней может поменяться и истинность ваших знаний.

Вспомним, как мужик и медведь сельским хозяйством занимались. Посадили репу, и мужик предложил медведю осенью собрать вершки, а он-де соберет корешки. Медведь согласился, а осенью понял, что надо быть таким же мудрым, как и мужик, – научился, как правильно! На следующий год посеяли пшеницу, и медведь потребовал себе корешки.

И, кстати, если вы именно этот пример с 2х2 приведёте, то обязательно найдётся умник, который будет доказывать, что иной системе счёта 2х2 может быть равно совсем иному числу. И, наконец, подлецы начнут подменять понятия в используемых вами знаниях, к примеру, будут утверждать, что толерантность требует признать, что 2 это на самом деле не 2, а 2,5, чем начисто извратят смысл того, что вы знаете. Но вы этого не поймёте и будете платить 6,25 рублей там, где хватило бы 4 рубля.

Поэтому, хоть так, хоть эдак, но знания никак не могут подменить умение думать, а думать – это умение знания применять. И без этого умения даже самый знающий человек находится на очень низком уровне культурного развития, в лучшем случае от него толку, как от справочника. Такими являются типичные российские интеллигенты, но дело не в том, кем эти люди себя представляют.

Дело в том, что если человек малокультурен, если он не способен самостоятельно пользоваться знаниями, то ему СВОБОДА ПРОСТО НЕ НУЖНА. Вы можете его награждать свободой или лишать его свободы, а ему это будет безразлично.

Ему будет нужно другое – ему нужен будет кто-то, кто будет за него решать – ему нужен хозяин! Причём, понятие «хозяин» надо трактовать широко – в первую очередь, как ХОЗЯИН РЕШЕНИЙ этого человека, хотя, возможно, этот «хозяин» и не будет иметь над своим «рабом» никакой официальной власти.

Я даже не буду приводить в пример помянутую тупую интеллигенцию России, которая сама ни на что не способна, кроме воспроизведения заученных знаний. Интеллигенция (если речь не идёт о чём-то примитивном) ищет хозяина своих решений в лице распиаренных мудрецов, типа какого-нибудь «академика Сахарова», и интеллигенты просто не способны понять, что в общественных вопросах эти мудрецы тупые, как пробка. А если речь идёт о российской интеллигенции, то для неё «самый цимес» — это какой-нибудь модный заграничный философ.

Возьмём людей, казалось бы, не способных жить без принятия собственных решений — крестьян.

Помещик А. Энгельгардт в своих «Письмах из деревни» анализировал поведение русских крестьян Смоленской губернии и обращал внимание, что среди крестьян есть те, кто живёт своим умом, – самостоятельно обдумывает и принимает решения, когда и что делать по хозяйству. А массы остальных мужиков живут «за задумом» (по планам) таких думающих крестьян. Это значит, когда эти думающие крестьяне едут пахать, то и остальное село тоже едет пахать, они едут сеять, и остальное село едет сеять. То есть решения по сельхозработам принимают самые культурные крестьяне, и в деревне ТОЛЬКО ИМ нужна была свобода, а остальным свобода была без надобности – им нужна лишь информация о том, какое решение сейчас надо принимать. По сути — какие действия сейчас правильно производить. И если бы культурные мужики ради того, чтобы поиздеваться над селом, начали сеять хлеб в июле, то нашлись бы и дебилы, которые тоже сеяли бы в июле.

Да, таких культурных мужиков на селе уважали, да они и сами собой гордились, но их туповатые соседи отнюдь не стремились быть на культурных мужиков похожими.

Правда, в таком случае туповатые соседи всё же сами несли ответственность за свою деятельность. Подсматривай за умным хозяином или не подсматривай, а случись неурожай, ты сам пострадаешь от того, что посеял не в то время. И вот то, что подобные умные мужики — хозяева решений остальных — не отвечали за свои решения перед своими соседями, не устраивало очень многих мужиков на селе. Казалось бы, эта опасность голода должна была заставлять думать всех, но нет – даже эта опасность отнюдь не всех стимулировало повышать собственную культуру. И, как сообщат Энгельгардт, истинной мечтой множества мужиков было наняться в батраки и, как предел мечтаний, – в слуги (постоянные работники) к помещикам.

Эти мужики мечтали стать рабом.

Почему?

Потому, что рабу не надо было принимать собственные решения – за него думал помещик, рабу надо было только действовать по указанию помещика, и что бы ни случилось, но помещик всё равно накормит и выплатить оговоренную заработную плату – помещик за свои решения будет отвечать.

Вот это суть того, почему рабство было привлекательно многие тысячелетия (и в скрытой форме ещё больше привлекательно сегодня), почему восстания рабов, кроме восстания Спартака, практически никогда не было. Раб имел всё для гарантированной жизни, и это было для него в умственном отношении гораздо проще, чем быть свободным, чем жить своим умом – самому принимать решения, как тебе обеспечить свою жизнь.

Примерно в одни и те же годы XIX века восторженные энтузиасты на двух континентах взялись освобождать от рабства негров в США и крепостных в России, но смотрите — и там, и там, это происходило без участия самих освобождаемых – самим рабам это было не надо.

Ярый ненавистник крепостного права Герцен описал случай, когда его родственник опередил события и ещё до всеобщей отмены крепостного права отпустил на волю своих дворовых людей. Прогрессивный был! Но дворовые бросились к нему с криком: «Батюшка, не гони!».

Не освобождай!

Почему? Подробно об этом поговорим в продолжении, а сейчас прервёмся, чтобы осмыслить – для малокультурного человека быть рабом – это мечта, и не важно, какое образование или какая учёная степень у этого раба. В области своей специальности, возможно, он и мастер, но в остальных областях знаний ему нужен хозяин, решения которого он мог бы принять и воспроизвести в своих действиях.

(продолжение следует)

Предыдущая запись Анатолий Баранов: лучше новости от иноагента, чем от Раша Тудей
Следующая запись «Дыры» электронного голосования

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *