Власть решила добить бюджетную медицину новым сокращением финансирования

Власть решила добить бюджетную медицину новым сокращением финансирования

В социальных сетях всё чаще встречаются посты безысходности, подобные следующему: «Мама с папой заболели. В понедельник на той неделе им сделали тест, но результат до сих пор не готов. У папы очень высокая температура 39.6, держится и не снижается. Вчера утром мама вызвала скорую, врачи приехали только сегодня в 16 часов. Причем мы звонили раз десять, но приехали только, когда мама уже в истерике закричала в трубку, так как папа начал терять сознание. Папе сделали укол и увезли, а спустя 30 минут он позвонил с автобусной остановки. Ему сделали компьютерную томографию и отправили с температурой 39.6 домой на общественном транспорте, хотя обследование показало 40% поражения легких. Сейчас вызвали скорую повторно, снова ждем. Пожалуйста, помогите, что ещё можно сделать, при вызове говорят, что мест нет».

Вышеприведённый случай произошёл в Кирове, и после огласки в СМИ ситуация разрешилась в пользу больного. Однако свидетельств о том, что медучреждения по всей стране испытывают колоссальные перегрузки в связи с эпидемией коронавирусной инфекции, масса: «скорые» приезжают с большой задержкой, на приёме в поликлиники скапливаются огромные очереди, для части пациентов переносится плановое лечение и т.п. На второй неделе октября профессиональная социальная сеть медиков «Доктор на работе» провела опрос 789 специалистов разных регионов, и две трети из них высказали опасения по поводу готовности системы здравоохранения к росту заболеваемости. Основной причиной тревоги респонденты назвали нехватку врачей. В это же время замминистра Гриднев заявил, что коечный фонд, развернутый в России для пациентов с ковид, занят на 90 %. С тех пор численность заболевших ежедневно растёт, преодолев весенние пики.

И в этих условиях российская власть увеличивает финансирование на военные нужды, полицию, безопасность, однако сокращает расходы на здравоохранение! Во внесенном в Госдуму проекте бюджета федеральные затраты на здравоохранение предлагается урезать до 1,1 трлн руб., что на 162 млрд руб. меньше расходов текущего года. В итоге показатель опустится до 3,8 % ВВП. Это при том, что по данному показателю даже сегодня Россия занимает лишь 65-е место в мире. Для сравнения, расходы на медицину в США составляют 14,3 % ВВП, в Германии – 9,5 %, в странах ОЭСР — 6,5%, в Польше – 4,5 %. Именно недостаток финансирования приводит к дефициту кадров, повышенной нагрузке на медиков и неравенству в доступе к качественной охране здоровья в разных регионах.

Олицетворяемая брендом «Единая Россия» власть не собирается сворачивать с курса на коммерциализацию медицины. Профессор ВШЭ Власов констатирует: «Более 20 лет реализуется идея перекладывания расходов на здравоохранение на плечи самих граждан». Президент “Лиги пациентов” Саверский утверждает, что введение рыночных принципов в медицине сделало выгодным наличие больных, а не здоровых людей. Он также привёл любопытный факт: «Благосостояние топ-5 олигархов России за время вспышки ковида выросло на 6 трлн.руб. В то же время государственные консолидированные расходы всей системы здравоохранения за год – 4 трлн». Ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Улумбекова оценила ситуацию текущего года: «Системе не хватило запаса прочности, то есть кадров, коек и других ресурсов, чтобы обслужить не только пациентов с коронавирусной инфекцией, но и больных другими заболеваниями, нуждавшихся в медпомощи».

«Крокодиловые слёзы» депутатов и чиновников о народосбережении иллюстрирует статистика. Так, среднедушевые расходы на здравоохранение в России в 2019 году были в 1,8 раза ниже, чем в “новых” странах ЕС, и в 3,9 раза ниже, чем в “старых” странах ЕС, следует из данных Организации экономического сотрудничества и развития. Во многих малых городах и сёлах лечебные центры ветшают. Проверка Счётной палаты в начале года показала, что 14 % зданий находятся в аварийном состоянии, а в трети из них отсутствует даже водопровод. По данным Росстата, по сравнению с 1990г. число больничных коек уменьшилось с 2,03 млн до 1,1 млн (!). Если в 2010 году в подведомственных Минздраву учреждениях врачей было 626 тыс., то в прошлом году – 552 тыс. В среднем звене специалистов (прежде всего, акушерок и фельдшеров) стало меньше, чем в 2015 году, на 4 %. Но особенно пострадало младшее звено медперсонала (медсёстры, санитары): в 2015 году младших медиков насчитывалось 599 тыс. человек, а в 2020 году – 266 тыс. В целом по стране в поликлиниках в полтора раза меньше врачей первичного звена и почти в два раза меньше медсестер по сравнению с установленными Минздравом нормативами, оценивает Высшая школа организации и управления здравоохранением. Проблему признал и глава государства: «Первичное звено по сути своей – самое близкое к людям, крайне важное для них. Большинство претензий граждан справедливы и обоснованны». Однако из-за пандемии программа модернизации низового звена, принятая на 2020-2024 гг., в нынешнем году не реализовывалась, предполагавшийся транш в 90 млрд. руб. в регионы отправлен не был.

Притчей во языцех стала перегруженность врачей бюджетных организаций. Здесь свою лепту вносят как низкие базовые ставки медработников и махровый бюрократизм, которые заставляют их трудиться в полтора — два раза выше нормы, так и стареющее население страны, значительная часть которого к тому же ведёт нездоровый образ жизни. Медики и пациенты ищут альтернативу в частных клиниках. Если в 2010 году в России было 115 частных больничных учреждений, то в 2018 году уже 3897 (треть всех юрлиц, оказывающих медицинские услуги), говорят данные Росстата. В 2010 г. в частном секторе трудилось 5 % медработников, в 2019 г. – уже 12 %. Сейчас в негосударственном секторе работают 29% всех стоматологов, 31% гастроэнтерологов, половина мануальных терапевтов, каждый пятый ЛОР и дерматовенеролог, каждый десятый хирург и кардиолог. Впрочем, и в госучреждениях ширится спектр платных услуг. Пациенты всё чаще вынуждены платить за обычные приёмы и обследования, за то, что они уже заплатили налогами.

Опрос Росстата зафиксировал, что 34,5 % граждан отказались от обращения за необходимой медицинской помощью. При этом половина из них лечилась самостоятельно, а 15 % указали также, что необходимое лечение могли получить только на платной основе. Вероятно, те люди, которые нарушают известное каждому с детства правило не заниматься самолечением, поступают так не от хорошей жизни. Платная медицина многим просто не по карману. При прожиточном минимуме в 11 тыс.руб. одно десятидневное пребывание в стационаре без лечебных процедур стоит вдвое дороже.

Кроме того, здравоохранение передано в полномочия регионов, бюджеты которых сильно различаются. Сиверский отмечает: «У нас 85 субъектов – и 85 систем здравоохранения. Разнятся территориальные программы госгарантий, поэтому по-разному поддерживаются одни и те же группы пациентов. Люди рвутся в Москву за медпомощью, причем порой не за высокотехнологичной, а за самой простой». Опять же рвутся, у кого есть деньги, или кто их смог насобирать с шапкой по кругу. Все остальные в «великой России будущего», видимо, не нужны.

…С одной стороны, на раздающиеся сегодня стенания, плач, крики о помощи нельзя не реагировать жалостью, поддержкой или даже в отдельных случаях каким-то деятельным участием. Хотя как большинство может реально помочь больному или умирающему, если нет места в больнице, нет профессионального врача, нет необходимого оборудования? Общество должно было помогать раньше — гражданской активностью, участием в политических процессах, должно было своевременно отстранять от власти силы, которые в течение 30 лет сократили почти миллион больничных коек, которые довели бесплатное здравоохранение до ручки. Но ведь политика была «не интересна». Власти было «виднее». Это «англичанка гадила» в лечебных корпусах. Вот потому пришли, к чему пришли. Заслужили.

Предыдущая запись Власти РФ тщательно скрывают всё, что связано с Алексеем Навальным в Томске и Омске
Следующая запись Путин еще подумает обнуляться

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *