Врача избило его начальство, но это простительно…

Врача избило его начальство, но это простительно...

Медицина, как явление защиты здоровья для всего населения, уже давно и последовательно оптимизируется во всё более векторное. Оптимизация массовой медицины даже по мнению вице-премьера Голиковой: «…была проведена ужасно. И качество, и доступность услуг резко ухудшились», — заявила она с экранов осенью 2019-го. Буквально через полгода подоспевший в страну коронавирус сделал её заявление наглядным практически для каждого.

Оптимизация не только ухудшила качество и доступность медицинских услуг, но под стук закрываемых больничных дверей сломала жизни недолеченным пациентам, или не успевших стать таковыми вовсе, сломала судьбы многим врачам, которым если и повезло остаться в профессии, так под прессом современных реалий, диктуемых сверху. 

Под такой пресс попала и Сауле Шайназарова, детский врач, травматолог-ортопед с почти 30-летним стажем. В детской поликлинике Троицкой городской больницы, где она работала с марта 2015-го года, рабочие условия были самые что ни на есть оптимизированные — у травматолога-ортопеда не было медсестры, рабочих инструментов (их приходилось покупать за свой счёт), время на пациента ограничивалось 10-ю минутами, требовались неверные данные для отчётности. Шайназарова на своём рабочем месте сколько могла пыталась противостоять таким нововведениям, но поборники оптимизации, отбросив в сторону угрозы, фиктивные жалобы, штрафы против честного доктора, перешли к более радикальным действиям. 

21 апреля 2016 года Сауле Шайназарова была избита на своём рабочем месте сотрудниками полиции под руководством ряда должностных лиц самой поликлиники. Шайназарову били по ноге, по ключице, в грудь, вырвали руку, вызвали психиатров, психиатры после осмотра Сауле, отказались забирать её в клинику, и уехали. 

Искалеченной Сауле в ближайшей больнице № 79 в осмотре отказали. 
Пришлось обратиться в частную клинику. По результатам исследования были установлены следующие повреждения: 
— сотрясение головного мозга 
— ушибы внутренних органов 
— закрытый перелом правой ключицы 
— закрытый перелом правой лучевой кости 
— разрыв сухожилий и связок в правом плечевом суставе 

Больничные листы поликлиника признать не пожелала, и в октябре 2016-го Шайназарова была уволена якобы по решению Троицкого районного суда по ст. 81 ТК РФ — за прогулы. Шайназарова прошла все ведомства в поисках правосудия, но детскому врачу уже более 4-х лет одинаково отказывают в возбуждении уголовного дела, якобы «за отсутствием событий указанных преступлений». 

Шайназарова ещё в своём декабрьском видеообращении 2019-го года к Бастрыкину указывала: «…Материалы проверок пустые. Я ни разу не опрошена, не была ни на одной экспертизе… Не установлены свидетели преступления, не установлен ни один посетитель поликлиники, были допрошены только виновные и заинтересованные лица и то только в декабре 2016 года». 

Рука детского травматолога до сих пор не восстановлена, непроходящие отёки перешли уже на ключицу и на спину, тем не менее, преступления, совершённого против Шайназаровой, не видят ни в Следственном Комитете, ни в Генеральной Прокуратуре. Ну раз не видят, то отчего бы не сломать врача окончательно, не добить его, пользуясь очевидным покрывательством и безнаказанностью?

Сауле Шайназарова и поведала о подобной акции устрашения, произошедшей с ней 1 сентября. В тот день она в очередной раз отправилась на приём к Татьяне Николаевне Москальковой, уполномоченной по правам человека. На приём она попала к новому начальнику Приёмной — Жукову, тот выслушав её, отправил домой ожидать новых 30-ти дней, после которых он даст ответ.

У ворот Приёмной Шайназарову с её знакомой, также обивающей пороги в поисках законности, вдруг остановил неизвестный мужчина, выразивший им сочувствие в их борьбе. Он попросил развернуть плакат, который был с собой у спутницы Шайназаровой, чтобы он смог сделать фотографию и помочь с распространением материалов в интернете, та согласилась сделать фото, но уже во время фотографирования рядом, откуда ни возьмись, оказались сотрудники полиции. Не вынося никаких предупреждений, они сразу потребовали от обеих женщин проехать с ними в отделение полиции, причём, сразу пригрозили им применением силы в случае отказа.

В ОВД Хамовники, через три часа ожидания, Шайназаровой предъявили для подписи готовый протокол по ст. 20.2, ч. 5 (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), в котором утверждалось, что она принимала участие в получасовом парном пикете, причём, на Ружейном переулке (тогда как задержание произошло у Приёмной на Смоленском бульваре и без всякого пикета), на неоднократные требования сотрудников полиции не реагировала. 

Шайназарова отказалась подписать лживый протокол. Женщина в гражданском, представившаяся на словах ст. лейтенантом полиции, пригрозила Шайназаровой, что если она откажется от подписи, то ей предъявят обвинение уже по ст. 19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции) и оставят в отделении на 15 суток. Шайназарова испугалась и протокол подписала. 

Теперь 22 сентября Шайназарову ожидают в Хамовническом районном суде. Там, где высоким ведомствам неудобно проводить проверки и наказывать преступников, здесь очень даже удобно разобраться с искалеченным детским врачом. Столь одиноким и беззащитным в своей четырёхлетней борьбе. Преследовать штрафами за мнимые нарушения, видимо, ещё и выгодно, чтобы отбить всякое желание у Шайназаровой продолжать борьбу, оставив расправу над ней в Троицкой детской поликлинике с участием сотрудников полиции и медицинского руководства безнаказанной.

Но даже после такого бесцеремонного задержания 1 сентября, в ожидании неправомерного штрафа, в Приёмной по правам человека разбираться в деле Сауле Шайназаровой не спешат. Ей предлагали встречи в кабинетах ведомства у Москальковой, Филипп, Жукова, но все они оказывались пустыми, вот и теперь снова предложили ожидать 30 дней. 

22 сентября судебное заседание по делу Шайназаровой состоится в 11 часов утра. Адрес — 7-й Ростовский пер., д. 21.

Сауле Шайназарова ждёт всех, кто смог бы помочь ей в решении её вопроса юридически или информационно, кто смог бы поддержать её в это нелёгкое время. Время, когда ради переустройства общества, в угоду буржуазной наживе, страдают светлые, честные люди, идут под нож лучшие достижения человечества. И защититься в одиночку фактически невозможно.

Предыдущая запись Ученые Крыма предложили несколько вариантов замены Северо-Крымского канала
Следующая запись Кедми назвал унизительным предложение Польши заменить СП-2

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *